🦋 Аномалии и радиотехника (аудио субъективизм)

психоакустика
(стерео бармен) #1

КОРОТКО О СУБЪЕКТИВИЗМЕ

Где и когда возник аудио субъективизм (оппозиция технократическому аудио мэйнстриму) и как он развивался до сегодняшнего дня? Мы попытались восстановить последовательность событий, опираясь на информацию, найденную в сети интернет.

Судя по всему, первыми субъективистами, попавшими на страницы прессы были японские аудиофилы или, как их называли в Японии — аудиоманьяки (audiomaniacs). В Японии все началось с возврата к старым, простым конструкциям усилителей и старым, американским выходным лампам. В 1960х годах Kei Ikeda отметился тем, что выделил звучание однотактных, ламповых усилителей Western Electric. Далее, в 1970г была опубликована статья Nobu Shishido где он рекомендовал использовать в однотактном усилителе прямонакальную лампу 2А3. В 1972 Isamu Asano пошел еще дальше утверждая, что усилители, собранные на старых триодах по классическим схемам, разработанным в 1930х годах, звучат музыкальнее всех остальных. Тогда-же в Японии публиковали свои статьи Кондо и Сакума. Вскоре, к середине 1970х, француз Жан Хирага (Jean Hiraga), вдохновленный звучанием 2А3, опубликовал несколько схем усилителей с ее использованием в радиолюбительском журнале L’ Audiophile и идеи японцев стали быстро распространяться по Европе. Одновременно с Францией, субъективизмом заразилась Англия: Кондо предложил свои знаменитые серебряные кабели и усилители Питеру Квортрупу на реализацию, Квортруп, подхвативший идеи Кондо, распространил их сначала в Англии, а затем и в Америке. (источник) То-есть, изготовленные в 1930х-1950х и давно забытые в США лампы и схемы сначала возродились в Японии, затем в Европе и, в конце концов, обогнув земной шар, вернулись на родину. Удивительная история.

К 1990м годам волна ламповой аудиофилии начала накрывать и постсоветское пространство, закрытое до этого от проникновения подобного рода идей железным занавесом, опять-же, не в последнюю очередь, благодаря усилиям Питера Квортрупа, опубликовавшего несколько своих статей в журнале «Аудиомагазин» и открывшего свою дилерскую сеть в России. К концу 1990х, после публикации в Аудиомагазине серии великолепных статей А.М.Лихницкого (AML+), субъективизм в России вышел из области кухонных баек и начал активно развиваться. Вокруг АМЛа собралась группа почитателей и единомышленников.

АНОМАЛИИ И РАДИОТЕХНИКА

В любой науке, теоретической физике в том числе, присутствуют аномалии — факты и логические несоответствия, которые невозможно решить на текущем уровне понимания изучаемого предмета. С аномалиями приходится временно мириться в надежде, что по мере возникновения новых данных, они получат свое логичное объяснение, если аномалии не изчезают в процессе развития теории и, тем более, если они начинают множиться, от такой теории отказываются. «Узким местом» такого подхода является определение момента, когда теорию следует считать ложной, поскольку на принятие такого решения оказывает влияние не только рациональные доводы, но и человеческий фактор. Смена теорий в физике, хоть и вызывает неизбежную полемику, но периодически происходит, чего нельзя сказать о прикладных науках, сформированных на базе устаревших на сегодняшний момент теорий, о которых известно, что они работают лишь в определенных условиях. К таким наукам можно отнести Радиотехнику, деятельность которой постепенно вышла за рамки электричества в процессе решения непредвиденных проблем, связанных с субъективным восприятием человека.

РАДИОТЕХНИКА

Радиотехника поставила перед собой цель создать звукозаписывающие и звуковоспроизводящие системы, звучание которых максимально точно копировало бы оригинальные, живые звуки. Ученые взяли за основу, что любой звук — это информация, последовательно передаваемая с помощью акустических колебаний частиц воздуха, физический (материальный, не зависящий от субъекта) феномен, различия в восприятии которого, если они есть, обусловлены отклонениями индивидуальных свойств слуха и особенностями психики. Рациональный подход Радиотехники, унаследованный от Электротехники, предполагал последовательное снижение всех типов искажений «звуковой информации», в результате чего субъективные несоответствия звучания аудиосистем должны были неизбежно исчезнуть. Процесс записи-воспроизведения рассматривался, как преобразование акустических колебаний в пропорциональные им электичекие колебания, запись этих колебаний, затем обратный процесс преобразования электрических колебаний в акустические, которые, в случае, если точность работы всей системы находится в рамках установленной погрешности, должны воспроизвести копии звуков, неотличимые человеком от оригинала. Таким образом, в Радиотехнике образовались три раздела: Радиоэлектроника, Акустика и Психоакустика, где Психоакустика, изучая взаимодействие между объективно измеримыми физическими процессами и субъективными ощущениями человека, играла роль судьи, решая, что в восприятии человека отражет действительность, а что ему кажется. Это оказалось стабильно работающей системой, с убедительной доказательной базой. Периодические попытки изменить такое положение вещей и расширить границы изучения звука всвязи с возникновением новых данных, всегда сталкивались с противодействием Психоакустики, доказывающей неубедительность этих данных.

АКУСТИКА

Акустика сразу установила невозможность создания копии звука, которую человек воспринимал бы, как точную. Человек ощущает изменения громкости в 1дБ, тогда как паразитные резонансы на низких частотах в помещениях достигают 15 дБ, а на уровнях 5дБ резонансы, отражения и реверберация возникают практически во всем слышимом диапазоне частот. Если добавить к этой картине сопоставимую по уровню нелинейность акустических систем и микрофонов, то картина получается совсем бесперспективной. Тем не менее, акустики бросили все свои силы на разработку линейных акустических систем и микрофонов, а так же на исследования акустических условий, в которых созданная ими аппаратура будет звучать наиболее линейно. В начале своего пути, когда Акустика была еще несовершенна, такой подход был актуален, однако, когда к 1960м годам усилиями инжененров, линейность микрофонов и АС стала на порядок превышать линейность комнат прослушивания, дальнейшее техническое совершенствование акустики стало бесполезной тратой времени и сил. Этот факт не особо афишировался, все продолжали делать то, что делали, тем более, никто в то время не знал никаких альтернативных путей развития.

РАДИОЭЛЕКТРОНИКА

В отличие от Акустики, Радиоэлектроника имела прекрасные шансы сделать электрическую часть тракта идеально линейной. Вопрос, зачем это нужно с нелинейной акустикой и помещениями, оставался без ответа, считалось, что хуже от высокой линейности не будет, а позже и акустики подтянутся. Свойства и границы восприятия звуков были тщательно очерчены Психоакустикой, однако, звучание спроектированных по новым спецификациям усилителей оставалось далеким от идеала. Психоакустика периодически пересматривала границы предела чувствительности и избирательности слуха, обнаруживала новые типы искажений, инженеры разрабатывали системы, отвечающие новым, повышенным требованиям, но все это не давало однозначных, положительных результатов. Вину за такое положение дел возлагали на акустические системы, микрофоны и магнитофоны, так как считалось, что все грамотно спроектированные усилители звучат идеально.

ВОСТОЧНЫЙ СУБЪЕКТИВИЗМ

К середине 1960х случилось то, что и должно было случиться — меломаны стали замечать, что прослушивание современной аппаратуры не доставляет им такого удовольствия, которое они получали раньше. Музыка из технически совершенных систем звучала как-то выхолощенно, формально и невыразительно. Первыми стали возмущаться таким положением дел японцы, они обнаружили, что ламповые усилители 1940х годов звучат музыкальнее современных, некоторые из японских аудиофилов, прикинув возможные причины, а так же, благодаря своему восточному мировоззрению, отказались от рациональных методов совершенствования аудиоаппаратуры в пользу субъективных и даже магических методов. Аудио индустрия во главе с Радиотехникой игнорировала открытие японцев.

ЕВРОПЕЙСКИЙ РАЦИОНАЛЬНЫЙ СУБЪЕКТИВИЗМ

Через десять лет, к середине 1970х годов, сомнения в верности пути развития аудио стали появляться и у европейцев. В отличие от Японии, западный, материалистический субъективизм не думал покушаться на законы Физики, он ставил под сомнение компетентность Психоакустики с ее недостаточно проработанной теоретической базой. То-есть, европейский субъективизм был рациональным, и не мог кардинально изменить ход дела. Гипотезы «рациональных субъективистов» о сверхчувствительности слуха к микроискажениям сигнала (именно так объяснялось ими несоответствие звучания аппаратуры ее техническим характеристикам) были вскоре опровергнуты учеными. В 1988 году Дуглас Селф подробно рассмотрел все известные на тот момент субъективные гипотезы и последовательно доказал их несостоятельность в своей статье «Наука и субъективизм». В этом противостоянии ученые одержали безоговорочную победу, правда только формально — субъективизм никуда не исчез, ведь доказательство ложности положений рационального субъективизма не могли заставить усилители звучать музыкально.

Последствиями этого конфликта стали несколько интересных для нас вещей: оппонируя субъективистам, ученым пришлось однозначно установить границы восприятия звуков, и придумать методы измерений искажений, доказывающих отсутствие в пределах этих границ любых паразитных сигналов, искажений и помех в технически грамотно спроектированных усилителях. Отсюда естественным образом вытекало, что любой такой усилитель, тем более, любая отдельная его часть, должны звучать для человека одинаково нейтрально. Границы допустимых искажений усилителей, в современном понимании, оказались до смешного широки — частотный диапазон 20-20000гц, неравномерность АЧХ не большне 0.3 дБ[1], максимально допустимый коэффициент гармоник низкого порядка — 1%, искажений типа ступеньки — 0,3% [2] интермодуляционных искажений — 0.1%[3]. Пратически любая современная система удовлетворяет этим требованиям, однако каждая система и каждая ее часть имеет при этом свой характер звучания. Это не ускальзало от внимания не только аудиофилов, но и некоторых профессионалов, как следствие, вскоре сформировался новый тип рационального аудио мышления, который можно назвать псевдорационализмом.

ТРИ ТИПА РАЦИОНАЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ

Рациональное мышление — свойственно людям, воспринимающим звуки в примерном соответствии с данными Психоакустики (редкие расхождения настолько малы, что легко вписываются в критерий «показалось»). Рационалисты опираются на данные Психоакустики во всех своих действиях, связанных со звуком, таких как выбор аудиоаппаратуры, аргументы в дискуссиях и тп, однако, размышляя о том, что им иногда «кажется» во время сравнительных аудио тестов, они допускают, что в радиотехнике может существовать некий, несомненно объективный «ингридиент Х», влияющий на звучание, который наука пока упускает из поля зрения.

Радикальное рациональное мышление — то же, что и рациональное, но не допускает никаких «ингридиентов Х». Радикальные рационалисты понимают, что отсутствие любых, потенциально слышимых человеком, объективных неизвестных в электрическом сигнале доказано безупречно, а любые другие неизвестные — это уже магия, которой нет и не может быть в принципе. С их точки зрения, в любом, правильно спроектированном усилителе ничего постороннего, кроме самой музыки, не может быть услышано ни одним человеком.

Псевдорациональное мышление — свойственно людям, ощущающим различия в звучании проводов и радиокомпонентов, которые, согласно Психоакустике, они ощущать не должны (с научной точки зрения это может быть только результатом самовнушения или слуховыми галюцинациями). Псевдорационалист мыслит рационально, поэтому его гипотезы на тему того, что он слышит, как бы они не выглядели на первый взгляд, в конце концов упираются в пресловутые искажения формы электрического сигнала и вступают в противоречие с Психоакустикой, что его не смущает. Для него, так же, остается загадкой, почему слышимые им изменения в звучании, связанные с направленностью проводника нельзя измерить приборами (состоящими из таких же проводников и компонентов, направленных хаотично) и он постоянно находится в поиске новых типов микроискажений, сврхчувствительных измерительных приборов и/или усилителей со сверхмалыми искажениями.

ПСЕВДОРАЦИОНАЛИЗМ

Псевдорационализм широко распространен среди аудиофилов, меломанов, звукоинженеров и даже разработчиков аппаратуры. К этой категории относятся, во первых — рациональные субъективисты, которые не поменяли свою точку зрения после доказательства ложности своих гипотез Дугласом Селфом и его коллегами, во вторых — люди, считающие свои знания теории сигналов и восприятия более глубокими, чем это изложено в книгах по Психоакустике и, в третьих — наиболее многочисленная группа — это обычные любители музыки и радиолюбители с достаточно тонким восприятием, не особо разбирающиеся в теории, но со школьной скамьи доверяющие формулам и цифрам и прислушивающееся к мнениям рационального большинства. Примеров псевдорациональной логики можно привести массу, Дуглас Селф привел десять наиболее популярных, иррациональных объяснений причин возникновения аудиоаномалий, этого более чем достаточно для понимания сути приставки «псевдо» данной категории рацио.

РАДИКАЛЬНЫЙ РАЦИОНАЛИЗМ

Позиции радикального рационализма считаются безупречными, однако не стоит их идеализировать. Наука не может объяснить существование эффекта сверхпроводимости, когда сопротивление некоторых материалов с понижением температуры скачком падает до нуля и много других, подобных «несуразиц». Но самое странное, что у физики нет внятного ответа на вопрос, что такое электричество. Наука утверждает, что электрический ток в металлах – это упорядоченное движение электронов под действием электрического поля. У электрона есть масса — 9,10938356(11)·10−31 кг и наиболее убедительное подтверждение электронной природы тока в металлах было получено в опытах с инерцией электронов, однако так-же установлено, что при протекании тока по проводнику переноса вещества не происходит [4]. Этот парадокс пытаются «объяснить» с помощью квантовой физики, но в рамках Квантовой Физики законы Радиотехники сразу перестают быть законами и становятся частными случаями — доводы Дугласа Селфа становятся не более убедительными, чем доводы псевдосубъективистов о микроискажениях. Квантовая физика признает «эффект наблюдателя», согласно которому осциллограф влияет на аудиосистему не так, как слушатель и это яляется одной из вероятных причин несоответствия между слышимым и измеряемым (версия, на мой взгляд, вполне правдоподобна). В рамках классической физики вопрос «что такое электричество» не имеет ответа, хотя свойства этой, загадочной материи исследованы наукой самым тщательным образом — это факт, не подлежащий сомнению. С другой стороны, ничего не мешает нам предположить, что сегодня мы знаем и используем только часть свойств и возможностей электричества, образно говоря — забиваем гвозди микроскопом. Электричество вполне может быть одним из проявлений некой, более сложной, неизвестной субстанции.

Существует мнение, что рациональная логика увеличивает вероятность правильного ответа на любой вопрос. Научный метод дает более обоснованные, статистически достоверные результаты, это верно, но рационализм берет свое начало от иррационального понимания электричества и делает, таким образом, свои преимущества только кажущимися. Можно сколь угодно долго и безошибочно рассуждать об ошибочном, от этого ошибочное не станет безошибочным. Дуглас Селф приводит примеры из Психоакустики и просто из жизни, смысл которых в том, что человек, в отличие от измерительных приборов, часто слышит то, что ожидает услышать и объясняет этим рост числа людей, считающих аудиоаномалии реальностью. Селф умалчивает о противоположном примере: человек часто упорно не слышит то, чего не хочет слышать, особенно, если он обладает догматическим мышлением и это может быть объяснением отношения большинства ученых к мнению независимых субъективистов-практиков.

АУДИО ЭЗОТЕРИЗМ

Рационализм, в трех своих проявлениях, был единственным способом объясниения аномального поведения аудиотехники до 1998 года, даты публикации книги А.Лихницкого «Качество звучания», где он ввел в аудио понятия тонкой и грубой реальности разделив тем самым аудио проблемы на эзотерические (тонкие) и объективные (материальные). Это был смелый шаг, позволивший ответить на многие вопросы, на которые Радиотехника так и не смогла дать вразумительного ответа. Вместе с тем, аудио эзотеризм поставил и множество новых задач, решить которые можно только с помощью долгих и кропотливых исследований, где помимо специалистов по Акустике, Радиоэлектронике и Психоакустике, важную роль должны играть люди, обладающие утонченным, эзотерическим восприятием и интуитивным складом ума, их мнение во всех случаях должно быть решающим [5]. Такая реорганизация Радиотехники имела бы наилучшие перспективы, однако количество людей, которым действительно нужна естественно звучащая аппаратура крайне мало. Маловероятно, что аудиоиндустрия будет уделять этой компании достаточно внимания, а значит Радиотехника продолжит ориентироваться на среднестатистического потребителя, а тонкие аудио исследования так и останутся уделом маргиналов-одиночек, не имеющих достаточных «мощностей», чтобы составить какую-либо конкуренцию рациональному радиотехническому мэйнстриму. С другой стороны, эзотерические знания (как и передовые, теоретические научные знания) всегда были достоянием немногих, они по определению не могут быть поняты всеми, как таблица умножения или закон Ома. Я хочу сказать, что не вижу ни одной причины, способной заставить Радиотехнику признать существование эзотерических аудиоаномалий и не уверен, нужно ли к этому стремиться в принципе.

Антон Степичев, 12 апреля 2017г.
Источник

13 Likes
«Хай-енд — это деньги за ситуацию, это деньги за перенесение» — Александр ТАРИМ
(стерео бармен) #2

НАУКА И СУБЪЕКТИВИЗМ

Область аудио инженерии можно смело назвать уникальной, едва ли найдется какая-нибудь другая отрасль, где разногласия между разработчиками, придерживающимися рационального и субъективного подхода были бы столь фундаментальны. Разногласия чаще всего возникают в сфере домашнего Hi-Fi и практически не затрагивает профессиональное аудио где по понятным причинам ценится линейное соответствие оригинальному звучанию, надежное и доступное по цене оборудование, а не иррациональные или модные течения. Большинство инженерных отраслей имеют однозначно оцениваемые критерии качества — автомобилестроители конкурируют за скорость, мощность, экономичность; производители компьютеров хвастаются MIP (миллионы инструкций в секунду) и так далее, никому не приходит в голову оспаривать эти цели и их значимость. Только в зависящей от вкусов области Hi-Fi люди испытывают проблемы с выбором ориентиров для движения вперед.

Дуглас Селф (Douglas Self)

Мне, как аудиоинженеру-профессионалу, часто приходится слышать насмешки коллег по поводу различных проявлений субъективизма. Действительно, какой аудиоинженер согласится с тем, что звук — это что-то типа колдовства, и инженер, по большому счету, не знает, что делает. Один субъективист сказал мне, что механизм фунционирования человеческого уха настолько сложен, что его соотношение с измеряемыми параметрами аудио системы до конца понять невозможно. Надеюсь, что это крайний случай, поскольку мысль была высказана, как утверждение, а не как основа для обсуждений. Я специалист в области схемотехники и психоакустики, даже немного музыкант, и испытываю нескрываемый скептицизм по отношению к субъективизму, такова моя твердая позиция. Тем не менее, если кто-нибудь реально продемонстрирует мне неизвестные до сих пор параметры звука, я готов их серьезно исследовать и обсуждать. Я полагаю, что большинство эзотерических мнений вполне искренни.

КРАТКАЯ ПОЗИЦИЯ СУБЪЕКТИВИСТОВ.

  1. Технические параметры усилителя вторичны по сравнению с субъективными тестовыми прослушиваниями. Если первые противоречат вторым, то первыми можно пренебречь.
  2. В усилителях происходит деградация музыкального сигнала по неизвестным науке причинам и эта деградация не обнаруживается измерительными приборами.
  3. Широкий спектр различного рода гипотетических причин ухудшения звучания, таких как загадочные недостатки конденсаторов и непонятного рода дефекты проводов (без ссылок на правдоподобность концепции или каких-либо доказательств, подтверждающих эти утвеорждения).

На первый взгляд может показаться странным, что значительная часть разработчиков аудио пошла в направлении, совершенно противотиворечащем логике. Кажется, что такая дизориентация в науке беспрецедентна, но это не так. Аналогичная ситуация была в СССР, когда Лысенко объявил генетику лженаукой [1]. Другой пример — изучение парапсихологии, которая сейчас находится в тупике, поскольку после почти 100-летних исследований она не обнаружила какой-либо повторяемости результатов [2]. Это звучит знакомо. Можно возразить, что парапсихология — плохая аналогия, ведь в Hi-Fi никто не утверждает, что объективные измерения и субъективное качество звука вообще не имеют никакой корреляции. В истории науки норазительно близкой к Hi-Fi субъективизму параллелью является почти забытое дело Блондло и Н-лучей [3]. В 1903 году Рене Блондло (Prosper-René Blondlot), уважаемый французский физик, утверждал, что открыл новую форму излучения, которую он назвал «N-лучами» (N-ray). Это было вскоре после открытия рентгеновских лучей Рентгеном, так что лучи были в моде, а у французов было сильное желание идти в ногу с немцами. По определению, N-излучение таинственно преломлялось алюминиевыми призмами, но для нас главным было то, что присутствие излучения могло быть доказано только субъективной оценкой яркости электрической дуги, на которую, как утверждалось, воздействовали N-лучи. Для Блондло и, по меньшей мере, четырнадцати его профессиональных коллег, тонкие изменения яркости были реальными и Французская академия опубликовала более ста статей по этому вопросу. К великому сожалению французских ученых, N-лучи оказались полностью мнимыми, они были классическим продуктом эффекта «ожидаемого результата». Это продемонстрировал американский ученый Роберт Вуд, который незаметно вынул из демонстрационного образца алюминиевую призму и это никак не повлияло на результаты проводимого Бондло эксперимента. Об этом слуае написал известный репортер Уильям Сибрук и индустрия N-лучей мгновенно рухнула. История с N-лучами демонстрирует, что вполне возможно, результаты субъективных Hi-Fi экспериментов — это обычный самообман.

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ СУБЪЕКТИВИЗМА.

До середины 1970-х подход к стандарту звучания всегда был только научным и было совершенно нормально читать обзоры усилителей, где обсуждались только технические характеристики без упоминаний каких-либо прослушиваний.

На заре истории звуковоспроизведения обозреватели неоднократо утверждали, что акустический граммофон звучит неотличимо от реальных звуков. Такие заявления проливают свет на то, как впечатлительность человека влияет на его субъективные впечатления. В послевоенный период возрос интерес к качественному воспроизведению звука и появились первые технические стандарты, такие как DIN 45-500, которые затем пересматривались по мере появления новых данных. К концу 1960-х годов стандартом Hi-Fi стало: «THD менее 0,1% без искажений типа «ступеньки», частотной характеристики 20-20000 Гц и как можно меньше шума». В начале 1970-х годов к стандарту добавилась нормированная скорость нарастания выходного напряжения и наличие защиты от перегрузки. Подход к стандартизации звучания всегда был исключительно научным и было совершенно нормально читать сравнительные обзоры усилителей только с техническими характеристиками без упоминания сравнительных прослушиваний.

Датой рождения субъективизма можно считать сентябрь 1976 года, когда в журнале Hi-Fi News Пол Мессенжер (Paul Messenger) открыл рубрику «Субъективные звуки» (Subjective Sounds). Мессенджер тогда написал: «Оценка звучания будет здесь чисто субъективой, т. к. точные измерения отнимают слишком много времени и ресурсов. Несмотря на то, что оценка на слух может быть ошибочной, она все равно является наиболее чувствительным и разносторонним инструментом для оценки». Как видно, субъективизм по началу был скорее целесообразный, чем политический. Примечательно, что ни одна из первых статей не содержала никаких ссылок на звук усилителя. Затем, в марте 1977 года была опубликована статья Жана Хираги (Jean Hiraga), в которой говорилось о недостатках отрицательной обратной связи и удивительно хорошем звучании усилителя с 2% THD. В том же выпуске Пол Мессенджер заявил, что ламповый усилитель Radford звучит лучше, чем транзисторный и к концу года Субъективизм уже можно было считать окончательно сформировавшимся течением. В августе 1977 года возник Хирага с весьма спорным набором претензий к звучанию различных акустических кабелей, после этого уже абсолютно любая аудио гипотеза стала приниматься ко вниманию.

О ПРЕДЕЛАХ ВОСПРИЯТИЯ.

Во время субъективных тестов необходимо учитывать особенности человеческого слуха. Вопреки мнению некоторых субъективистов, на эту тему уже существует огромный объем научной информации, и главные пункты можно кратко суммировать так: наименьшее изменение амплитуды звука, которое может быть обнаружено на слух, составляет около 0,3 дБ для чистого тона. В обычных ситуациях он составляет от 0,5 до 1,0 дБ. Это составляет примерно 10% амплитуды сигнала [4]. Наименьшее слышимое изменение частоты тона составляет около 0,2% в полосе 500–2000 Гц к которой ухо наиболее чувствительно [5]. Наименьший слышимый процент гармонических искажений — нелегкая цифра для определения. Включаются многие переменные и, в частности, непрерывно изменяющиеся уровни сигналов, которые означают, что уровень генерируемого THD также динамически изменяется. При наличии преимущественно гармоник низкого порядка обнаруживаемая величина составляет около 1%, хотя искажения типа ступеньки могут быть восприняты на уровне 0,3% и, вероятно, ниже. Тем не менее, нет никаких доказательств того, что усилитель с 0,001% THD, звучит чище, чем усилитель с 0,005% [6].

Измерения THD, сделанные с помощью обычного анализатора с режекторным фильтром, малопригодны для определения характера звучания аудио тракта. Для музыки уровень интермодуляций явно более значим, чем сами гармоники. Тем не менее, THD-тесты имеют уникальное преимущество, заключающееся в том, что проверка искажений на осциллографе дает опытному наблюдателю непосредственное понимание причины нелинейности. Существует множество других тестов на искажения, которые хотя и малоинформативны, зато работают во всей полосе звуковых частот и хорошо коррелируют с правильно проведенными THD тестами. Интермодуляционный тест Белчера (Belcher), показанный на рис. 1, заслуживает большего внимания, чем он получил.

Рис. 1. Интермодуляционный тест Белчера

Рис. 2. Измерение THD на низких уровнях сигнала

Недоверие к результатам тестирования THD существует потому, что разрешение большинства измерителей THD не позволяет проверить нелинейность сигналов низкого уровня (обнаружить теоретически возможные микро-ступеньки на синусоиде). Хоксворд (Hawksford), например, заявил, что «пороговые явления низкого уровня … устанавливают ограничения на предельную прозрачность аудиосистемы» [7], а некоторые авторы утверждают, что окисленные металлические контакты имеют нелинейную ВАХ (состоят из множества так называемых «микро-диодов»). Эта гипотеза может быть легко опровергнута с использованием более чувствительных методов THD. Я разработал метод измерения THD до 0,01% при среднеквадратичном значении 200 микровольт и применил его к большим электролитам, соединителям различного происхождения и длинным медным кабелям с предполагаемыми «магическими» свойствами и без них. Этот метод потребовал разработки сверхнизкого шума (EIN = — 150 дБу) и крайне низкого коэффициента нелинейных искажений [8]. Метод измерения показан на рис. 2. Использование аттенюатора с низким значением сопротивления для уменьшения входного сигнала снижает шум Джонсона до минимума. Ни в одном из тестов не было обнаружено каких-либо необычных искажений и, полагаю, вопрос «микро-диодов» и «микро-ступенек» можно теперь закрыть.

Межканальные перекрёстные помехи, очевидно, могут ухудшать стереофоническое разделение, но эффект не обнаруживается, пока он не станет хуже, чем 20 дБ, а помехи такого уровня не встречаются в нормально спроектированном усилителе [9].

Значение фазы и искажений групповой задержки долгое время были предметом споров. Как отметил Стэнли Липшиц (Stanley Lipshitz) и некоторые другие авторы, эти эффекты, очевидно, ощутимы если они достаточно грубы; если бы усилитель был столь плох, чтобы усиливать верхнюю половину звукового спектра через три часа после нижней, то эти эффекты можно было бы обсуждать, иначе не имеет смысла. Более того, озабоченность по поводу фазы сосредоточена не на усилителях, а на громкоговорителях и кроссоверах, как единственном месте, где фазовый сдвиг может существовать без сопровождающего его изменения частотной характеристики, чтобы сделать его заметным. Липшиц продемонстрировал [10], что пропускание сигнала через фильтр второго порядка (all-pass), который дает частотнозависимый фазовый сдвиг без изменений уровня сигнала, изменяет звучание. В то же время, результаты BBC, данные Харвудом (Harwood) [11], это не подтверждают и вопрос до сих пор остается открытым. Это противоречие не имеет большого значения при разработке усилителей, поскольку для создания схемы, включающей случайный фильтр для всех частот, потребуется поистине впечатляющая некомпетентность. Без фильтрации по всем частотам, фазовая характеристика усилителя полностью определяется его частотной характеристикой и наоборот. В теории это второй закон Боде [12] и его неплохо бы выучить каждому субъективисту. Таким образом, правильно спроектированный усилитель имеет завалы АЧХ за пределами звукового диапазона, только там будут наблюдаться фазовые сдвиги, но там их услышать невозможно [8].

Согласно психоакустике, работа уха человека сильно отличается от работы точного, измерительного инструмента. Высокая чувствительность, возможность определения направления источника звуков и динамический диапазон слуха человека впечатляет, но ухо не способно определять небольшие изменения амплитуды или обнаруживать низкоуровневые сигналы, такие как гармонические искажения. Это неудивительно: с эволюционной точки зрения, слух должен предупреждать о приближающейся опасности (чувствительность и нахождение ориентации являются первостепенными) и должен максимально разборчиво воспринимать речь. В восприятии речи идентификация формант и гласных-согласных, являются бесконечно более важными, чем любой параметр Hi-Fi. Предположительно, существование музыки как источника удовольствия является случайным побочным эффектом наших удивительных способностей восприятия речи, но точная причина воздействия музыки на наши эмоции не известна.

ДОГМЫ СУБЪЕКТИВИСТОВ

Все утверждения перечисленные ниже, получили такое широкое распространение в прессе, что часть из них теперь воспринимается как факт. На самом деле, ни одно из них за последние пятнадцать лет не было экспериментально подтверждено. Этот печальный факт сравним, пожалуй, лишь с учением парапсихологии.

  1. «Синусоида — это простой сигнал в сравнении с реальным, музыкальным сигналом, с помошью синусоиды невозможно протестировать усилитель всесторонне». Это утверждение подразумевает, что те, кто использует THD-анализатор, безнадежно наивны. Синусы и косинусы состоят из бесконечной серии отличных от нуля дифференциалов, слово «простой» вряд ли подходит для их описания. Нет никаких доказательств того, что, например, синусоидальные колебания с произвольно изменяющейся амплитудой обеспечили бы более точный тест усилителя, чем просто синусоидальные колебания. Я считаю, что недооценка синусоидального тестового сигнала является результатом иррациональных попыток «одушевления» усилителей субъективистами, как будто усилители могут думать о том, что они усиливают. Двадцать синусоид разных частот могут быть концептуально сложными для нас, а звучание симфонического оркестра еще более сложным, но для усилителя оба составных сигнала описываются одним и единственным мгновенным напряжением, которое должно быть усилено по амплитуде и представлено на выходе с низким импедансом. Скорость перехода от одного мгновенного напряжения к другому имеет конечную величину, определяемую частотной и амплитудной характеристиками сигнала: у большого симфонического оркестра эта скорость не будет выше, чем у синусоиды, а исправный усилитель не может различно реагировать на сигналы, поступающие на его вход, он воспринимает любой сигнал одинаково.
  2. «Конденсаторы отрицательно влияют на проходящий через них сигнал и это влияние не поддается измерениям». Несколько авторов упоминали о пропускании импульсных сигналов через два разных типа конденсатора и последующем вычитании результата, утверждая, что ненулевой остаток доказывает, что конденсаторы могут вводить звуковые ошибки. На самом деле такие тесты выявляют только технические недостатки конденсаторов, такие как диэлектрические потери, внутреннее сопротивление, и, возможно, уязвимость диэлектрической пленки в электролите для обратного смещения. Никто еще не продемонстрировал, как эти недостатки могут вызвать «конденсаторную слышимость» в правильно спроектированном оборудовании.
  3. «Прохождение звукового сигнала через кабели, дорожки печатной платы и переключающие контакты приводят к кумулятивному ухудшению звучания. Контактные поверхности из драгоценного металла уменьшают, но не устраняют проблему. Этот феномен также невозможно обнаружить с помощью тестов на нелинейность».Обеспокоенность по поводу «звучания» кабелей широко распространена, но можно с уверенностью сказать, что пока нет ни малейшего подтверждения этого явления. Синусоидальный сигнал по определению проходит через провод без каких-либо значимых для нашего случая изменений и поэтому на гипотезу о «полупроводниковости» провода можно спокойно не обращать внимания. Никто еще не придумал никаких правдоподобных средств обнаружения и, тем более, измерения деградации звука в кабеле. Наиболее важным параметром кабеля громкоговорителя, вероятно, является его сосредоточенная индуктивность. Это может привести к незначительным изменениям в частотной характеристике на самом верху звукового диапазона, зависимым от импеданса нагрузки кабеля. Но эти отклонения вряд ли превысят 0,1 дБ для разумных конструкций кабелей (индуктивность менее 4 мкГн). Сопротивление типичного кабеля (около 0,1 Ом) вызывает некоторые осцилляции по всей полосе частот, следуя кривой импеданса громкоговорителя, но обычно они не превышают уровня 0,05 дБ, а это невозможно услышать. Причиной деградации сигнала так-же считают коррозию и окислы на контактах переключателей и разъемов. На сегодняшний день наиболее распространенной формой «контактной деградации» является образование изолирующего сульфидного слоя на серебряных контактах, происходящих от загрязнения воздуха сероводородом; в последние годы проблема, похоже, прогрессирует. Обычно это приводит к исчезновению сигнала за исключением случаев, когда пики сигнала временно пробиваются через слой сульфидов. Эффект необходимо учитывать, но он не относится к «теориям тонкой деградации». Позолота — единственное известное лекарство. Это стоит дорого, переключатель с золотыми контактами может стоить в пять раз больше, чем посеребренный.
  4. «Кабели являются направленными и лучше передают звук в одном направлении, чем в другом».Звуковые сигналы — это переменный ток. Кабели не могут быть направленными, так же, как 2 + 2 не может быть равным 5. Любой, кто верит в эту глупость, не сможет проектировать усилители, поэтому нет смысла в дальнейших комментариях.
  5. «Звук ламп по своей природе превосходит звук любого полупроводника». «Ламповый звук» — это единственное явление, которое может иметь реальное объяснение: известно, что дополнение в музыкальный сигнал чётных гармоник звучит красиво [13], большинство ламповых усилителей добавляют в звук четные гармоники из-за трудностей в обеспечении хорошей линейности с небольшими коэффициентами обратной связи. Хотя это и может звучать неплохо, но для Hi-Fi важнее точная передача оригинального сигнала и, если уж это кому-то надо, то в усилителе четные гармоники можно добавлять отдельной кнопкой «ламповость». Использование ламп приводит к трудноразрешимым проблемам с линейностью, надежностью и необходимостью использования устрашающе дорогих (и еще раз нелинейных) трансформаторов с сердечником. Сейчас модно делать усилители с открытыми, никак не защищенными лампами. Сомневаюсь, что хрупкая стеклянная колба, содержащая раскаленный анод с сотнями вольт постоянного напряжения на ней, удовлетворяет требованиям безопасности для предметов домашнего пользования. Модным направлением в Субъективизме стали однотактные усилители на прямонакальных триодах, сделанных, как правило, в чрезвычайно дорогих, моноблочных системах. Такой усилитель имеет большое количество четных гармоник из-за своей асимметрии и требует громоздкого выходного трансформатора. Максимальная выходная мощность такого усилителя не более 10 Вт. Одна из последних «разработок» — триодный усилитель Cary CAD-300SEI дающий 3% THD при 9 Вт и цене 3400 долларов [14].
  6. «Чем меньше в усилителе используется отрицательная обратная связь, тем лучше звучит усилитель». Отрицательная обратная связь по сути своей не является плохой; это абсолютно необходимый принцип электронного дизайна, и, если он используется должным образом, то обладает замечательной способностью улучшать практически каждый параметр. Как правило, критики имеют в виду общую обратную связь, местная отрицательная обратная связь неохотно считается приемлемой, вероятно, потому, что сделать схему вообще без обратной связи практически невозможно. Часто говорят, что высокие уровни ООС обеспечивают низкую скорость нарастания. Это совершенно неверно и эта сложная проблема подробно рассматривается в разделе 2.5.1. Более подробно о скорости нарастания см. также [15].
  7. «Регуляторы тембра вызывают ухудшение звучания даже при установке в нулевое (линейное) положение». Это явление обычно объясняют «сдвигом фазы», но тон-контроль, установленный на «линию», не может быть изменять фазу и, таким образом, должен быть неслышим. Я считаю, что регуляторы АЧХ абсолютно необходимы для коррекции акустики помещения, недостатков громкоговорителей и тонального баланса исходного материала, и что многие люди страдают от неоптимального звучания в результате этой моды. В настоящее время критики регуляторов тембра предлагают исправлять АЧХ, меняя громкоговорители. Это необычайно дорогостоящий способ избежать установки регуляторов тембра.
  8. «Конструкция источника питания оказывает тонкое воздействие на звук, это влияние проявляется независимо от технических проблем источников, таких как пульсация». Работа хорошего усилительного каскада не зависит от помех, исходящих от нормально спроектированного источника питания. Особенно хороши в этом смысле операционные усилители. По поводу влияния БП на звук написано больше бессмысленности, чем на все другие субъективные темы — рекомендуют отдельную, жесткую проводку электросети, использование позолоченных штепселей на 13 А, — все это совершенно иррационально и оторвано от реальности. Где вы остановитесь со своей проводкой, на местной подстанции? Должны ли мы при этом позолотить линии электропередач?
  9. «Два независимых моно усилителя мощности всегда превосходят по звуку обычный стерео усилитель благодаря снижению перекрестных помех». Совершенно необязательно делать два усилителя чтобы избавиться от перекрестных помех до уровня ниже -20 дБ (-20 дБ — уровень незаметности перекрестных искажений). Последний стерео усилитель, который я разработал, имел -90 дБ на 10 кГц без каких-либо дополнительных мер предосторожностей. Преданные последователи субъективной моды дорого платят за этот пункт, ведь стоимость двух моно усилителей почти в два раза выше обычного стерео.
  10. «Микрофонный эффект в деталях усилителя заметно влияет на звучание, поэтому дополнительное демпфирование всех возможных вибраций — хорошая идея». Микрофонный эффект свойственен чувствительным предварительным усилителям на лампах. Если он и возникает в твердотельных усилителях, то его уровень оказывается настолько ниже уровня шума, что практически не обнаруживается. Описание экспериментов такого рода я не встречал за ненадобностью, поэтому я предлагаю следующее доказательство — возьмите микрофонный предусилитель, работающий с усилением +70 дБ, и резко постучите по входным конденсаторам (электролитическим) с помощью отвертки — в колонках мы услышим только едва различимый звук. Надеюсь, ни у кого не вызовет сомнений, что ударное воздействие на электролитический конденсатор (это единственный компонент, который подвержен микрофонному эффекту) значительно сильнее, чем может воздействовать любая паразитная акустическая вибрация, то-есть, паразитный микрофонный эффект в усилителях мощности, если он вообще возникает, должен быть настолько малым, что его нельзя обнаружить из-за маскирования собственными шумами уилителя.

Рис. 3. Компенсационный метод Баксандалла

Давайте на минуту предположим, что некоторые или все из приведенных выше гипотез верны — перечисленные эффекты не обнаруживаются обычными измерениями, но при этом слышимы. Тогда, по логике, для каждого слышимого дефекта происходит некоторое изменение характера звуковых колебаний достигающее наших ушей, вызванного некими изменениями формы электрического сигнала в усилителе. Любая другая отправная точка предполагает, что помимо электрических сигналов есть какой-то другой передающий информацию путь и мы сталкиваемся с магией или силами, неизвестными науке. К счастью, ни один субъективист (пока) не предложил это. Следовательно, в аудиосигналах должны быть дефекты, однако они не выявляются обычными методами тестирования. Возможна ли такая ситуация? Существуют два более-менее правдоподобных объяснения этого феномена: во-первых, недостаточное разрешение измерительной аппаратуры, то-есть мы должны измерять частотную характеристику и т. д. до тысячных долей дБ, но нет никаких доказательств того, что такие микроотклонения слышны даже в отдельных, крайних случаях. Альтернативное (и более популярное) объяснение состоит в том, что стандартный синусоидальный измерительный сигнал не «возбуждает» некие, тонкие механизмы искажений, которые возбуждаются только музыкой, произносимым словом или чем-то еще. Это предполагает, что «музыкальные искажения» остаются незаметны во время мультитоновых, интермодуляционных тестов и даже при тестировании сложными, псевдослучайными сигналами, используемыми в тесте на искажение Белчера [16]. Метод Белчера эффективно проверяет звуковой тракт на всех частотах одновременно, и трудно представить реальный дефект, который мог бы его избежать.

Рис. 4. Метод Хафлера

Наиболее убедительным доказательством ошибочности субъективизма является компенсационный метод измерений. Это разрушительно простой метод вычитания сравниваемых сигналов (в том числе и музыки) на входе и выходе усилителя и наглядная демонстрация того, что ничего слышимого при работе нормального усилителя в разнице сигналов не обнаруживается. Таким образом, выясняется, что эти так называемые «музыкальные механизмы» не раскрываются ни музыкой, ни вообще чем-то еще. Тест вычитания безоговорочно доказывает отсутствие каких-либо признаков «неуловимых механизмов деградации» звука. Компенсационный метод вычитания был предложен Баксандаллом (Peter J. Baxandall) в 1977 году [17]. Принцип показан на рис. 3. Резисторами Roll-off ballance подстраивают частотный диапазон прямого сигнала для точной баллансировки схемы.

За прошедшие с момента публикации годы, лагерь субъективистов не смог ничего возразить против такого доказательства их некомпетентности. Упрощенная версия теста была введена Халфером (Hafler) [18]. Этот метод менее чувствителен, но имеет то преимущество, что в сигнальном тракте использовано меньше электроники и нет переключателей. См. рис. 4. Схема приведена специально для одного известного субъективиста, который утверждает, что пассивный коммутатор, используемый для теста Баксандаллом, вызывает такое сильное ухудшение качества звучания, что подавляет искомый сигнал ошибки [19]. Я не считаю это разумным доводом. Вся приведенная мной доказательная база до сих пор игнорируется лагерем субъективистов; не было предпринято никаких попыток ответить на чрезвычайно серьезные возражения, которые вызывают предложенные тесты. Более того, за двадцать лет, прошедших с момента рождения Субъективизма, никто так и не обнаружил никаких новых параметров, отвечающих за качество музыкального сигнала.

ДЛИНА АУДИО ЦЕПИ.

Еще одно непреодолимое возражение против существования неизмеряемых искажений в усилителях состоит в том, что в процессе записи любой звук хотя бы один раз проходит через звукорежиссерский микшер. Некоторые треки, такие как вокал и соло гитара, практически всегда проходят через пульт дважды — сначала при записи, затем при сведении. Далее, сигнал проходит через крайне «узкое место» — аналоговый магнитофон или АЦП и цифровой рекордер. Таким образом, на своем пути от живого звука до наших ушей аудио сигнал проходит по меньшей мере через сто операционных усилителей, десятки разъемов и несколько сотен метров обычного и экранированного кабеля. Если и могут происходить какие либо мистические деградации звука в домашнем Hi-Fi, то нет никаких логичных оснований утверждать, что искажения, которые были введены последними 1% пути, являются критическими для восприятия.

ПОСЛЕДСТВИЯ.

Субъективизм, несомненно, имеет негативные последствия. Оборудование оценивается с помощью спорных, субъективных критериев, которые невозможно подтвердить и повторить рациональными методами. Такое положение вещей чрезвычайно несправедливо по отношению к нормальным производителям, поскольку никакие субъективные оценки не могут быть ими точно воспроизведены и коммерческий успех каждой модели полностью зависит от капризов моды. Это хорошо для одежды и мебели, но Hi-Fi бизнес все еще требует точности воспроизведения — это его основная отличительная черта и, следовательно, покупатель вправе ожидать, что техническое совершенство у Hi-Fi аппаратуры будет доминировать. Субъективизм ставит в незавидное положение и разработчиков схем. Никакая степень изобретательности или внимания к техническим деталям не гарантирует им хороший отзыв в прессе, инженеры вынуждены внедрять модные и дорогостоящие решения, такие, например, как линейно-кристаллическая внутренняя проводка (linear-crystal internal wiring), даже если они уверены, что эта проводка не имеет никакого значения. Разработчики теперь постоянно сталкиваются с выбором между вынужденным применением чего нибудь из «субъективистского набора» или прекращением общения с отделом маркетинга.

Если не учитывать объективные измерения, неизбежно будут появляться плохие усилители, часть из которых будет настолько плоха, что дефекты звучания обязательно окажутся слышны. В последних обзорах [20] можно найти предусилитель Counterpoint SA7 за 795 фунтов стерлингов, который имеет перегрузочную способность всего 12 дБ, еще один предусилитель стоимостью 2040 фунтов стерлингов — Burmester 838/846 имеет 15 дБ. Quicksilver, стоимостью 1550 фунтов, имеет на частоте 1kHz коэффициент гармоник 1%, что вызывало бы ужас еще десять лет назад, тем не менее, заплатив 5700 фунтов стерлингов за Audio Research M100, состоящий из двух моноблоков, можно снизить коэффициент гармоник 0,3%. Это не означает, что нельзя купить «аудиофильский» усилитель с хорошими техническими характеристиками, например пара из предусилителя и усилителя мощности Audiolab 8000C / 8000P обеспечивает очень приличный запас по перегрузке в 31 дБ и искажения на 1 кГц ниже 0,003% всего за 725 фунтов стерлингов. Я считаю, что это показательная выборка, и по ней можно судить о парадоксальности сложившейся ситуации, когда самое дорогое оборудование обеспечивает наихудшие объективные характеристики. Думаю, что большинство людей согласятся с тем, что это странное положение дел. Наконец, я считаю, что аморально уверять любителей музыки в том, что за хороший звук они должны заплатить порядка 2000 фунтов, тогда как наука и здравый смысл указывают на то, что это совершенно необязательно.

4 Likes
(стерео бармен) #3

ПОЧЕМУ ВСЕ ТАК ПОВЕРНУЛОСЬ?

Почему Hi-Fi сегодня находится в таком неоднозначном состоянии? Я считаю, что одной из основных причин являются особенности человеческого восприятия — человек не может долго удерживать в памяти и точно описывать свои музыкальные впечатления. Акустическая память исчезает быстрее, чем зрительная, гораздо легче представить себе, как выглядит лондонский автобус, чем вспомнить детали звучания музыкального произведения. Так же, в аудио при всем желании невозможно «приглядеться внимательней» — увеличение громкости воспринимается нами как и увеличение яркости телевизионного изображения: как только достигается оптимальный уровень, любое дальнейшее увеличение становится раздражающим, а затем болезненным.

В экспериментальной психологии в течение многих лет повсеместно признается, что в субъективных экспериментах люди склонны воспринимать то, что они хотят воспринимать. Это часто называют эффектом «ожидания экспериментатора». Этот эффект более тонок и коварен, чем кажется, и история науки усеяна разрушенными карьерами тех, кто его не учитывал. Самообман чаще всего встречается в таких областях, как биология, где нет методов точной проверки результатов, хотя исходные данные и могут быть численными. Когда единственными «результатами» являются неподтвержденные математически субъективные впечатления, опасность ошибки крайне высока, независимо от того, насколько опытен экспериментатор. В психологической работе необходима крайняя осторожность в выводах, обязательным является привлечение беспристрастных наблюдателей, проведение двойных слепых методов тестирования и строгих статистических выборок. Подавляющее большинство трудов Субъективистов полностью игнорирует эти предосторожности с весьма предсказуемыми результатами. На сегодняшний момент я знаю уже несколько случаев, когда контрольное прослушивание было проведено надлежащим образом и это привело к тому, что разные усилители звучали одинаково. Отсюда становится очевидным, что эффектом «ожидания экспериментатора» играет доминирующую роль в широком распространении субъективизма.

Примечательно, что в субъективистском аудио «правильный» ответ всегда более дорогой или неудобный. Однако, в электронике редко все происходит так просто. Значительные улучшения чаще всего связаны с новой схемотехникой или с новым типом полупроводника, а не рекомендациями более дорогих компонентов того же типа. Автомобиль не поедет быстрее с платиновыми поршнями. Сложно провести тщательный статистический анализ, но похоже, что субъективное качество оборудования коррелирует гораздо больше с ценой, чем с чем-либо ещё. Возможно, здесь есть отголосок Протестантской трудовой этики (Protestant Work Ethic) — чтобы получить настоящее удовольствие, надо сначала пострадать.

Одной из причин распространения субъективизма является эффект «я тоже». Многие люди неохотно признают, что они не чувствуют тонкостей звучания — никто не хочет, чтобы их называли бесчувственными или глухими. Так же, невозможно опровергнуть заявления, что демонстрация не удалась из-за неподходящей комбинации аппаратуры используемой во время оспариваемых тестов или оправданий, что исследуемые явления слишком деликатны для грубой инженерной логики. Все это — сплошные голословные заявления.

ПЕРСПЕКТИВА.

Кажется маловероятным, что субъективизм исчезнет в обозримом будущем, учитывая тот импульс, который он уже приобрел и неослабевающее внимание публики к безапелляционным, субъективистским оценкам. В идеальном мире каждое такое заявление было бы встречено громкими требованиями доказательств, однако история неоднократно демонстрировала нам, что люди могут верить чему угодно. Можно предположить, что субъективизм продолжит свое существование по той же причине, что и парапсихология. Всегда найдутся люди, которые будут верить в то, во что они хотят верить, несмотря на самые веские доказательства.

НЕКОТОРЫЕ ТЕХНИЧЕСКИЕ ОШИБКИ.

В технической области так же встречаются устоявшиеся, ошибочные мнения. Например, если в усилителе класса B увеличить ток покоя, чтобы он работал в классе A на малых сигналах (перейти в класс AB), то большинство людей скажут вам, что искажения будут уменьшаться по мере приближения к классу A. Это неверно. Правильно разработанный усилитель покажет больше искажений в классе AB из-за резких изменений усиления, присущих переходу от A к B в каждом цикле. Теперь появилась возможность делать такие открытия благодаря новым разработкам усилителей с ультра-низкими искажениями. Снижение искажений до теоретически возможного нижнего уровня является основополагающим требованием для серьезных проектных работ. По крайней мере, в классе B это дает технический стандарт работы усилителя, который я назвал «Безукоризненным» (Blameless), так как такой усилитель безошибочно передает сигнал, а не претендует на какие-то не понятные, субъективные достоинства. Можно использовать стандартную конфигурацию усилителя мощности класса B и с помощью незначительных модификаций уменьшить его искажения до уровня ниже уровня шума на низких частотах. Это соответствует приблизительно 0,0005-0,0008% THD, в зависимости от точности настройки схемы, а фактически искажения могут оказаться существенно ниже, если использовать методы спектрального анализа для отделения гармоник от шума.

АБСОЛЮТНАЯ ФАЗА.

Абсолютная фаза означает сохранение сигнальной фазы на всем пути от микрофона до громкоговорителя так, чтобы ударное воздействие барабана, звучание которого начинается положительной полуволной в направлении аудитории, воспроизводилось точно так-же через громкоговоритель домашней системы. Поскольку известно, что ухо ​​различают сжатие и разрежение воздуха на низких частотах, существует все основания предпологать, что абсолютная фаза имеет значение. Не ясно, как это относится к другим инструментам помимо барабанов, для которых все выглядит достаточно просто — вы бьете в барабан, диафрагма после удара движется наружу и начало переходного процесса оказывается волной сжатия воздуха (сразу после волны разрежения). Но непонятно как в этом случае поступать с электрогитарой. Стандартная линия рассуждений — «возбуждение струны перемещает ее в заданном направлении, что дает такую-то полярность сигнала, которая затем приводит к определенному направлению движения диффузора громкоговорителя» не работает. Невозможно узнать, как намотаны звукосниматели, какая фаза звукоснимателя выбрана гитаристом с помощью переключателя и многое другое, например, непредсказуемость поведения фазы в гитарных усилителях, где ее сохранение никем не гарантируется.

Ситуация еще менее очевидна, если речь идет о более чем одном инструменте, что конечно же, происходит почти все время. Очень сложно понять, как две электрические гитары, звучащие вместе, могут иметь «правильную» фазу, чтобы их правильно слушать. Недавняя работа по слышимости абсолютной фазы [21][22] показывает, что в некоторых случаях она обнаруживается. Если форма сигнала имеет остроконечную асимметрию и связанный с ней резкий звук, то при смене фазы такого сигнала изменяется тембр звука и, по мнению некоторых экспертов, создается ощущение изменения высота тона. Для получения такого эффекта необходимо использовать моно сигнал. На реальном музыкальном сигнале смена фазы не сопровождается какими то заметными различиями звучания, тем не менее, стандарты для поддержания абсолютной фазы уже начинают появляться [23].
Дуглас Селф (Douglas Self), журнал Wireless World (UK), июль 1988.
см. первоисточник или копия на Back To Music.

Перевод — Антон Степичев, март 2017.

4 Likes
(Денис) #4

какая разжигательная статья, хотя это 1988 год а мы тут до сих пор спорим, но Дуглас Селф сейчас бы расстроился, все таки разное звучание разных электронных компонентов приняли как-то, видимо измерить нормально не получилось)

(©) #5

"В экспериментальной психологии в течение многих лет повсеместно признается, что в субъективных экспериментах люди склонны воспринимать то, что они хотят воспринимать. Это часто называют эффектом «ожидания экспериментатора». Этот эффект более тонок и коварен, чем кажется, и история науки усеяна разрушенными карьерами тех, кто его не учитывал. Самообман чаще всего встречается в таких областях, как биология, где нет методов точной проверки результатов, хотя исходные данные и могут быть численными. Когда единственными «результатами» являются неподтвержденные математически субъективные впечатления, опасность ошибки крайне высока, независимо от того, насколько опытен экспериментатор. В психологической работе необходима крайняя осторожность в выводах, обязательным является привлечение беспристрастных наблюдателей, проведение двойных слепых методов тестирования и строгих статистических выборок. Подавляющее большинство трудов Субъективистов полностью игнорирует эти предосторожности с весьма предсказуемыми результатами. На сегодняшний момент я знаю уже несколько случаев, когда контрольное прослушивание было проведено надлежащим образом и это привело к тому, что разные усилители звучали одинаково. Отсюда становится очевидным, что эффектом «ожидания экспериментатора» играет доминирующую роль в широком распространении субъективизма.

Примечательно, что в субъективистском аудио «правильный» ответ всегда более дорогой или неудобный. Однако, в электронике редко все происходит так просто. Значительные улучшения чаще всего связаны с новой схемотехникой или с новым типом полупроводника, а не рекомендациями более дорогих компонентов того же типа. Автомобиль не поедет быстрее с платиновыми поршнями. Сложно провести тщательный статистический анализ, но похоже, что субъективное качество оборудования коррелирует гораздо больше с ценой, чем с чем-либо ещё. Возможно, здесь есть отголосок Протестантской трудовой этики (Protestant Work Ethic) — чтобы получить настоящее удовольствие, надо сначала пострадать.

Одной из причин распространения субъективизма является эффект «я тоже». Многие люди неохотно признают, что они не чувствуют тонкостей звучания — никто не хочет, чтобы их называли бесчувственными или глухими. Так же, невозможно опровергнуть заявления, что демонстрация не удалась из-за неподходящей комбинации аппаратуры используемой во время оспариваемых тестов или оправданий, что исследуемые явления слишком деликатны для грубой инженерной логики. Все это — сплошные голословные заявления."

Даг Сэлф - умница!

Пойду перечитаю:

2 Likes
(Алексей) #6

Что то иногда не то написано … как мне кажется.

Как раз именно Психоакустика объясняет почему очень незначительные изменения в сигнале могут казаться очень значительными изменениями для слушателя.

Вроде же не причем квантовая . Объясняют тем что в металлах свободные электроны переносят заряд. Никакой квантовой… не ?

(стерео бармен) #7

Если я правильно понял, то заряд имеет массу, а при протекании эл-ва масса не меняется.

(стерео бармен) #8

Ага!

ведь доказательство ложности положений рационального субъективизма не могли заставить усилители звучать музыкально.

(стерео бармен) #9

Понятие Психоакустики в статье не раскрыто.
Скорее всего понимается не то, что ты думаешь.

(©) #10

Так как никто не знает что это такое - надо смотреть оригинал.

(Алексей) #11

Массу имеет электрон. Заряд массы не имеет.
P.S.
В источнике по обозначенной ссылке #4 ни о какой квантовой физике речи нет…

(Денис) #12

Надо наконец найти беспристрастных наблюдателей для " беспристрастных наблюдателей", и департамент контроля для методик контрольного прослушивания. Я для себя когда “надлежащим” образом через каждую минуту треки переключаю и компоненты меняю то начинаю не только разные усилители не различать а могу вообще что угодно вообразить, только потом когда пару дней послушаю как-то все на свои места становится, вот и разбери, субъективизм это или неверная методика

1 Like
(Николай) #13

невротичная методика :smiley_cat:

1 Like
(Денис) #14

слепые прослушивания обычно еще жестче происходят, незнакомое место, люди, аппаратура, треки, на все один час и погнали, с обычным домашним прослушиванием несколько расходится)

1 Like
(Николай) #15

…у меня был опыт, когда я “слышал” разницу там, где её точно быть никак не могло :grin:

а потом я увидел, что этой разницы реально не существовало, и что я сам вводил себя в заблуждение (из-за собственной ошибки)… тогда я понял сколь многое меняется прямо у нас в сознании, в восприятии, в работе мозга - и аппаратура тут может быть вообще не при чём…

1 Like
(Антон) #16

Учитывая обилие терминов нужно читать оригинал. А простыню такого размера в оригинале прочитает человека три, так, что я настроен скептически.
Плюс, если мы признаем, что цель у нас прослушивание любимых записей с удовольствием, то получается махровейший субъективизм.

1 Like
(Алексей) #17

Тема конечно очень интересная, но в статье не раскрыто слишком много понятий.
Большая часть статьи является переводом той самой статьи Дугласа Селфа в которой он якобы что-то “последовательно доказал”. А прочитав оригинал понимаешь, что он в общем ничего и не доказывал.

В итоге получается очередное псевдо научное изложение, с принципом - эти факты нам нравятся и мы наних смотрим, а те факты нам не нравятся и мы их отбрасываем или не упоминаем.

Из нового для себя я узнал лишь о существовании инженера Дугласа Селфа. Раньше не слышал о нем и его усилителях.

2 Likes
(стерео бармен) #18

Чайку, медку и почитать!

(Антон) #19

Ладно, как дочитаю свои три книги в очереди, попробую почитать товарища.

(Денис) #20

если на третий день не отпустило значит разница есть, тут или в аппаратуре что-то изменилось или в мозгу :slight_smile: