«Эффект Дидро»: почему мы хотим вещи, которые нам не нужны?


(стерео бармен) #1

«Эффект Дидро»: почему мы хотим вещи, которые нам не нужны?

Знаменитый французский философ Денис Дидро (Denis Diderot) практически всю свою жизнь прожил в бедности, но поворотный момент настал в 1765 году.

К тому времени Дидро исполнилось 52 года и его дочь собиралась выйти замуж, но у отца не было средств на приданое. Несмотря на отсутствие богатства, имя Дидро было широко известно, поскольку он являлся соучредителем и автором монументального труда под названием «Encyclopedie», одной из наиболее полных энциклопедий того времени.

Когда Екатерина Великая, императрица Российской империи, узнала о финансовых трудностях Дидро, она предложила ему продать ей именную библиотеку за 1000 фунтов стерлингов, что на сегодняшний день равняется примерно 50,000 долларов США.

Эта успешная сделка во многом спасла Дидро от позора. Он мог позволить себе многое и вскоре приобрел новую багряницу (торжественная верхняя одежда или мантия монархов или царей пурпурного или червлёного цвета). С этого момента и начались проблемы.

Эффект Дидро

Наряд Дидро был невероятно красив. Настолько красив, что все остальное в его одежде и убранстве жилища выглядело нелепым и неряшливым, и это приводило Дидро в уныние. Единственный выход из этой ситуации он видел только в покупке новых вещей.

Сначала он заменил свой старый ковер новым из Дамаска. Он украсил свой дом скульптурами и красивым кухонным столом, купил новое зеркало и кожаное кресло.

Сейчас тягу к подобным спонтанным покупкам называют эффектом Дидро. Этот эффект описывает ситуацию, когда покупка какой-либо новой вещи создает так называемую спираль потребления, то есть приводит к покупке других новых вещей. В результате мы продолжаем покупать вещи, в которых мы не особо нуждаемся.

Покупка новой вещи создает так называемую спираль потребления, то есть приводит к покупке других новых вещей


Портрет Дениса Дидро. Художник - Луи Мишель (Louis-Michel), 1767. На картине Дидро изображен в одеянии, очень похожем на то, чья покупка когда-то и спровоцировала эффект Дидро.

Почему мы испытываем тягу к вещам, которые нам не нужны?

Эффект Дидро не стоит недооценивать: к сожалению, мы все склонны к совершению необоснованных и необдуманных покупок. Вы можете купить новый автомобиль и в дополнение к нему докупить кучу разных примочек и оборудования: датчик измерения давления в шинах, автомобильное зарядное устройство для мобильного телефона, дополнительный зонтик в машину, аптечку первой помощи, перочинный ножик, карманный фонарик, спасательные одеяла и даже какой-нибудь ножик для разрезания ремней безопасности.

Подобную модель поведения вы можете встретить и в других областях жизни:

  1. Вы покупаете новое платье и обязательно докупаете к нему новые туфли и серьги.
  2. Вы покупаете абонемент в спортзал и считаете обязательным прикупить новую спортивную форму.
  3. Вы приобретаете новый диван и задумываетесь: а может стоит обновить и другие элементы своего интерьера?

Такова природа человека: мы не упрощаем что-то, не сводим к минимуму, а напротив — обогащаем, увеличиваем, развиваем.

Как контролировать эффект Дидро?

Эффект Дидро учит нас концентрироваться на самом важном. Вокруг нас слишком много вещей, а наши ресурсы ограничены, поэтому полезно уметь отделять главное от второстепенного. Как это сделать? Вы можете попробовать следующее:

  1. Избегайте триггеров. Почти каждая привычка активируется каким-либо триггером. Один из быстрых способов снизить мощность эффекта Дидро — избегать триггеров, которые и способствуют его появлению. Отпишитесь от новостных рассылок интернет-магазинов. Сделайте звонок в розничные магазины, которые присылают вам каталоги с товарами, и отмените подписку. Встречайтесь с друзьями в парке, а не в торговом центре. Заблокируйте себе доступ к любимым интернет-магазинам.

Один из быстрых способов снизить мощность эффекта Дидро — избегать триггеров, которые и способствуют его появлению

  1. Выбирайте те изделия, которые хорошо сочетаются с уже имеющимися вещами. Если вы будете придерживаться этого принципа, то при покупке нового платья или дивана, у вас не возникнет соблазна докупить к ним что-либо. Покупаете электронику? Убедитесь в том, что у вас уже есть все имеющиеся переходники и адаптеры для подключения оборудования.

  2. Установите лимиты. Ограничивайте себя в покупках. Обозначьте конкретную сумму, больше которой вы не потратите, и держите свое слово.

  3. Купили один, отдали один. Каждый раз, когда вы покупаете что-то новое, отдавайте свою старую вещь. Купили новый телевизор? Подарите кому-нибудь старый. Не перемещайте его в другую комнату, а просто безвозмездно передайте кому-нибудь. Идея в том, чтобы избежать накопления вещей в вашем доме. Оставляйте рядом с собой только то, что приносит вам радость и счастье.

  4. Проведите месяц без покупок. В следующем месяце не разрешайте себе даже самую ничтожную покупку. Вместо того, чтобы покупать новую газонокосилку, займите ее у соседа. Чем больше мы ограничиваем себя, тем более осознанным становится наше поведение.

  5. Не идите на поводу у своих желаний. Конечно, такого уровня осознанности никто и никогда не достигнет. Мы всегда хотим чего-либо. Мы всегда стремимся приобрести нечто, что будет лучше предыдущего. Но подобная линия поведения приведет вас лишь к перманентной фрустрации: вы купили новый автомобиль, но через какое-то время захотели другой, более дорогой, и так далее. Не получив удовлетворение от одного, вы уже тянетесь к другому. Умейте наслаждаться тем, что уже имеете.

Заключение

Потреблять больше — это естественная человеческая потребность. Но следование этой потребности отнюдь не делает нас счастливее. Напротив — сознательно ограничивая себя в покупках, мы можем выйти на другой уровень восприятия окружающего мира.

Важно понимать, что главное — не обходиться минимумом вещей, а использовать имеющиеся в полной мере.

И помните слова самого Дидро: «Мой пример будет вам уроком. В бедности свобода; в богатстве — ограничения».

Оригинал / Перевод


(стерео бармен) #2

Кто не верит, посмотрите на @Gibalok и @psys :wink:


( Дмитрий) #3

Ага. Утренний поиск аудиобаргинов это уже ритуал, как чашка свежесвареной арабики по утрам. И эти стерео-туры ещё…Каждый вечер перед сном повторяешь мантру: “У меня все есть. Моя система самодостаточна, она дарит мне счастье и внутренний покой”, а наутро все повторяется снова. Вот такое дидро.


#4

Автор твоей простыни плохо старался. У меня есть другой. Под тему покупки музыкальных коробок и проводов за невменяемый прайс подходит лучше на 146%.

Homo economics

Как известно, история современной неоклассической экономики (economics) началось с того, что ее основатели попытались построить ее аксиоматически, положив в основу модель «человека экономического” - homo economics.

Это такой человек, главная мотивация которого – увеличение собственного благосостояния. При этом он является рациональным, т.е. принимает в каждой ситуации наиболее выгодные для него решения, и обладает всей полнотой информации о рынке.

Эта модель в некотором приближении позволила объяснить функционирование существующих институтов западного общества, хотя потребовала для этого введения всяких поправок и дополнений, касающимися индивидуальных различий людей – склонность к риску, временной горизонт, еще что-то. Ну, и предположения о полноте информации пришлось частично отвергнуть (особенно порезвились тут институционалисты).

Но она не смогла объяснить ни возникновение этих институтов, ни функционирование обществ другого типа, ни сам факт возникновения homo economics – как известно, дикари, с которых все начиналось, таковыми не являлись. И логично перейти к рассмотрению макроэкономических феноменов тоже не смогла – пришлось в economics вставлять на живую нитку фрагменты классической (смитовско-марксовой) политэкономии.

Ну и вообще, как мы знаем, реальные homo sapiens-ы весьма далеки от homo economics по своим мотивам, и часто не очень рациональны.

В основу неокономики положена совсем другая модель человека – существенно более близкая к тому, что нам известно из психологических и этнографических изысканий. А именно – человека иерархического.

Как известно, первичными инстинктами для всего живого являются инстинкт самосохранения и инстинкт размножения. У стадных животных на базе инстинкта размножения сформировался иерархический инстинкт, проявляющийся в основном у самцов – стремление занять более высокое место в социальной иерархии стада. Потому что чем статусней самец – тем больше самок он может оплодотворить.

И собственно, властный (иерерхический) инстинкт и результаты его сублимации (о чем пойдет речь дальше) неокономика рассматривает как основную мотивацию индивида.

Для наук, изучающих власть (элитология, теория управления) это – общее место. Но экономическое поведение с такой точки зрения рассматривать было не принято. Но именно единство базовых мотиваций и предопределяет неразрывную связь экономических и властных механизмов, которую постулирует неокономика.

При этом человек по-прежнему рассматривается как рациональный – но очень локально. Считается, что в ситуации очевидного выбора он не будет делать себе хуже, а по возможности – лучше. Т.е. если у него есть возможность получить здесь и сейчас за одно и то же рубль или два, он предпочтет два.

Ну, и остаются в силе индивидуальные особенности – у кого-то властный инстинкт развит сильнее, у большинства – слабее (да и общество зачастую его репрессирует), временные горизонты тоже различаются (т.е. кто-то предпочтет рубль здесь и сейчас, а кто-то два и завтра).

Статусное потребление как атрибуция власти

В первобытных обществах всякие редкости и ценности мог иметь только вождь и его приближенные (они просто отбирали их у всех остальных).

Про мере роста человеческих сообществ до тех размеров, когда все уже не могли знать всех, ценности стали играть роль визуальных признаком статуса – а как иначе внешне отличить статусного индивида?

Отсюда – особая одежда, украшения, и всякие визуальные атрибуты власти (которые дошли до наших времен в виде корон и скипетров, и так далее) – в общем, цветовая дифференциация штанов.

Соответственно, способом оказать кому-то уважение стало дарение подарков – желательно редких, владение которыми поможет их владельцу обозначит свой статус.

И межплеменные обмены начинались вовсе не как товарные (обмены излишков на излишки). А как статусные – реципрокные. Одно племя посылало другому подарки (редкости) в знак уважения. И получало ответные подарки. Ни о какой эквивалентности обменов здесь речь не шла, да и сами предметы обмена зачастую не имели никакой практической ценности – только статусную.

Богатство как сублимация власти

После распространения денег у отельных расторопных индивидов появилась техническая возможность накапливать богатства вне зависимости от их статуса (уровня власти).

И соответственно, появилась возможность покупать ценности и редкости – т.е. осуществлять статусное потребление. Тем самым как бы обозначая свой высокий социальный статус (которого в реальности нет) и сублимируя иерархический инстинкт.

Т.е. стремление к богатству неокономика рассматривает как сублимацию властного (иерархического) инстинкта, осуществляемую через статусное потребление.

По мере того, как человечество богатело, и богатых становилось все больше и больше, у них сформировалась собственная альтернативная иерархия – иерархия богатства. И статусное потребление является важной чертой этой иерархии. Дорогие машины, дворцы и яхты богатых людей – это не прихоть. Это – необходимость для обозначения своего места в иерархии (хотя многих действительно богатых людей эта необходимость на самом деле раздражает).

И высокие уровни в этой иерархии также действительно дают некоторую власть, и свободу доступа к самкам.

Статусное потребление и мотивация к труду

В бедных странах люди зачастую работают просто для того, чтобы выживать (в силу инстинкта самосохранения). Но в странах с развитой системой социального обеспечения сейчас можно выживать, вообще не работая.

Так ради чего люди там вкалывают? В основном - ради статусного потребления.

Дорогие (или выглядящие как дорогие) шмотки и гаджеты играют важную роль в мотивации современного человека, позволяя ему реализовывать свой иерархический инстинкт – если он не может реализовывать его другим способом.

Причем тут можно выделить два варианта мотивации

хочу то, что есть мало у кого (сильно развитый, но сублимированный иерархический инстинкт). Встречается редко.
хочу то же, что есть у всех, а у меня нет (слаборазвитый иерархический инстинкт). Встречается часто, особенно у женщин (а они уже мотивируют мужчин :).
И собственно, адепт статусного потребления в достаточно богатом обществе и является прототипом того самого “’экономического человека” – потому что ему всегда нужно больше (правда, он не всегда ведет себя рационально, например, когда берет неподъемные кредиты:)

Но бывают и исключения, которые модель homo economics объяснит не может, а модель “иерархического человека” объясняет хорошо.

Меня в свое время поразил некий феномен.

Году в 95 знакомая женщина пожаловалась, что не может найти мужика, чтобы вскопать огород. Жила она при этом в депрессивном районе, где закрылся большой завод, практически все были без работы и жили на пенсии своих стариков. Мужики просиживали целыми днями за домино, попивая дешевое пиво, а их жены выпрашивали на рынке подгнившие овощи, чтобы накормить детей. Но копать огород никто не поехал – хотя она предлагала вполне внятные деньги.

И еще одна история на ту же тему.

Году в 94 меня пригласили через знакомых лекции по программированию почитать на выезде - какая то американская консалтинговая фирма занималась образовательными программами для российских металлургов. Платили по 30$ в час - т.е. за трехдневный выезд получалось где-то $300-$400. Пляю с к этому привозили. увозили и кормили за свой счет. Я охотно поехал - интересно, да деньги лишними не будут (хотя месячный доход тогда у меня ыл существенно больше этой суммы).

А тетка, которая это все организовывала - бывшая наша, работала на ВЦ МГУ. Я у нее и спрашиваю “А чего меня позвали - через третьи руки? У вас же там знакомых куча на ВЦ, они вообще без денег сидят, долларов по 100 в месяц получают… помогли бы людям”.

А она говорит - “Знаете, ка как трудно искать лекторов? Я знакомым звоню, а они отвечают - а чего это я поеду… Ну заработаю я раз в жизни эти 300$, жизнь мою это все равно радикально не изменит…”

Помню, очень я тогда удивился. Не люмпены же вроде. Разумные интеллигентные люди. А психология та же самая.

Я долго недоумевал, а сейчас я понимаю, почему: “мотивации нет”(С).

Если ты живешь бедно, но как-то живешь, но и вокруг (в твоей референтной группе) все живут так же, то у рядового человека со слаборазвитым (или репрессированным обществом) иерархическим инстинктом никакой мотивации к дополнительному труду и повышению своего благополучия не возникает. В полной противоположности с неоколассическим «экономическим человеком”.

Из этого следует, в частности, что для полноценной мотивации к труду нельзя допускать возникновения «гетто” – люди разного уровня достатка должны быть перемешаны.

Статусное потребление как макроэкономический механизм

Многие, наверное, читали или слушали рассказ Олега Григорьева о монокультурной модели взаимодействия развитых и развивающихся стран. Но наверное, немногие обратили внимание на ключевой вопрос – а зачем, собственно, развивающейся стране с бедненькой и малоэффективной, но сбалансированной экономикой вступать в это взаимодействие?

Да, она в результате будет жить чуть богаче, но это будет потом (и когда взаимодействие начинается – это совсем не очевидно). И цена за это весьма велика – утрата самостоятельности, исчезновение наиболее технологичных отраслей промышленности и др.

Ответ на этот вопрос так же дает концепция статусного потребления.

Дело в том, что в развитой стране не просто все производится эффективнее. Там еще производятся вещи, которые в нашей модельной развивающейся не производятся вовсе. Автомобили, к примеру. И частные самолеты. И еще много чего. А в развивающейся стране, какой бы бедной она не была, есть элита (власть), да и просто богатые люди. И они, естественно, всего этого хотят – потому что у соседей есть. А у них – нет.

А “чтобы купить что-нибудь ненужное, нужно продать что-нибудь ненужное». Или даже нужное. А что продавать? Очевидно, самый простой продукт, по которому разница в трудоемкости и в качестве с развитой страной – минимальна. Причем власть может организовать его изъятие в нужных количествах, даже если излишков нет.

Вот и начинается взаимодействие. Продаем зерно, покупаем автомобили. И дверка приоткрылась. А уже потом выясняется, что в таком варианте выгодно и ширпотреб покупать - он получается дешевле и лучше, чем свой. А через некоторое время глядишь – а уже вся страна производит зерно, а все остальное – покупает.

И теми же механизмами, по Григорьеву, взламывались натуральные (безденежные) воспроизводственные контура при появлении денег. Через украшения, красивую одежду и прочие редкости. Которые самим произвести невозможно, но иметь хочется. Сначала немногим. А потом – всем. Вот и начинается в каждом хозяйстве торговля своим товаром и специализация на производстве наиболее эффективного продукта.

О научно-технического прогрессе

Если мы рассмотрим историю большинства значимых научно-технических инноваций в истории человечества, то обнаружим, что все они изначально воплощались в жизнь либо для военных целей, либо как предметы статусного потребления. И только потом становились массовыми и привычными.

Это хорошо видно к в истории как относительно свежих технологий (автомобили, телефон, авиация, компьютеры, мобильная телефония), так и древних (конная тяга, каменное и бетонное строительство, железные орудия труда и др.)

И даже хлопковые ткани, вызвавшие к жизни научно-техническую революции, если внимательно посмотреть, тоже внедрялись через статусное потребление – популярность они получили тогда, когда одежду из хлопка стала носить английская королевская семья.

Т.е. НТП всегда двигали амбиции властных элит и богатых людей.

Заключение

Таким образом, получается. что именно статусное потребление – осуждаемое многими «потреблядство” и являлось основным драйвером развития человечества как в древности, так и в капиталистическую эпоху.

Есть ли этому какая-то альтернатива? Похоже, что есть.

Вспомним такую мотивацию, как творчество. С точки зрения неокономики – это тоже сублимация. Причем как властного инстинкта (власть над душами), так и более базового инстинкта размножения (остаться в веках). Только творец остается в веках не своим генофондом, а результатами своего творчества.

Мы ранее не обсуждали – какие свойства и действия личности, кроме развитого иерархического инстинкта, обуславливают попадание во властную элиту. А эти свойства (требования к элитам) меняются. Когда-то это была физическая сила. Потом – воинские навыки. Потом - организационные способности. А значимость статусного потребления для властных элит и для богатых на самом деле падает со временем (чем цивилизованней общество, тем она ниже).

И вполне можно представить себе такое общество, где именно способность к продуктивному творчеству станет основой иерархии, и внешняя атрибуция статуса станет неактуальна для элит, а статусное потребление для масс – немодным и даже немножечко стыдным, как это было в СССР в определенный период.

Кстати. что-то похожее наблюдалось в эпоху расцвета протестантской идеологии в Европе и США. Протестантизм требовал от своих адептов разумного аскетизма, а как способ религиозного служения декларировал организацию (упорядочивание) мира вокруг себя (Веберовский «организованный человек”). Т.е. строительство бизнеса рассматривалось как служение богу, а статусное потребление – как грех. И, похоже, именно эта идеология сыграла существенную роль в экономическом расцвете северной Европы и США – все великие предприниматели 19 и начала 20 века века были последовательными протестантами.

Правда, остается вопрос – что тогда будет мотивировать к труду всех остальных. Не могут ведь все быть творцами. В 18-19 веках основной мотивацей был голод (выживание). Но в будущем мы же, наверное, этого не хотим? Так что на этот вопрос ответа у меня пока нет.

(дописано позднее)

  1. Как выяснилось в ходе обсуждения, многим читателям термин “статусное потребление”, примененный к мотивации “не хуже, чем у людей”, мешал воспринимать текст. Поэтому стоит разделить модели потребления на:
    • базовое (необходимое для выживания) - еда, кров.
    • социально-мотивированное (не хуже, чем у людей). Причем мотивация может быть тоже достаточно жесткой - ниже какого то уровня ты можешь не просто терять статус, но и просто вылететь из своей страты
    • собственно статусное - превышающее уровень потребления свойе страты, и имеющее целью значимое повышение статуса в страте или переход в другую страту.

  2. Опять же в ходе обсуждения мне справедливо указали на ряд достаточно ярких и сильных мотиваций, явно находящихся в стороне от властных или имущественных амбиций. Это заставило меня слегка подкорректировать модель.

Можно постулировать, что в развитом обществе существует не две базовых описанных мной иерархии (власть и богатство), а целая куча разных иерархий (сообществ), как относительно формальных (например, научная или спортивная), так и неформальных (сообщество коллекционеров марок, например), а так же совсем маленьких сообществ типа сотрудников, соседей или друзей (референтные группы).

И статусные амбиции, которые не могут быть удовлетворены в базовой властной иерархии (она не резиновая:), могут успешно реализовываться в этих вторичных сообществах - как путем статусного потребления, так и непосредственно. При этом отсутствие там формальных иерархий ни на что не влияет - неформальные всегда есть. Только обычно это называется не “власть” или “доминирование”, а “уважение” или “влияние”. И думаю, все легко могут отследить в любом дружеском общении постоянную нотку “мерянья пенисами”, а в любом сообществе - уважаемых людей и аутсайдеров.

И это не только много чего объясняет, но и создает предпосылки для реальной социальной инженерии. Никто не мешает осмысленно создавать новые вторичные иерархи-сообщества со своими социальными лифтами и др., в том числе и реально влияющие на власть и механизмы ее реализации.

  1. И еще одни интересный вывод касательно творческих мотиваций. Как известно. человек тем и отличается от животных. что имеет некоторую внутренную модель реальности (когнитивную модель), через которую он и смотрит на “реальную” реальность. И соответственно, статусное позиционирование (с его субъективной точки зрения) происходит не в реальности, а в когнитивной модели. Это как раз то, что называется самооценка. И высокая самооценка (“Ай да Пушкин, ай да сукин сын!”) - это когда тебе аплодирует вымышленная целевая аудитория в твоей вымышленной реальности.

И при развитой когнитивной модели можно иметь высокую самооценку даже при полном отсутствии ее подтверждения реальностью. А у творцов она развитая по определению. А еще в когнитивной модели может присутствовать бог или еще какая то сверхценная идея. И тогда оценка в глазах этого внутреннего бога может быть неизмеримо важнее, чем оценка “косной толпы”.

Так что все “творческие мотивации” легко и естественно объясняются с этой точки зрения.

Правда, с реальностью сталкиваться время от времени все-таки приходится. Она порой грубо прорывается сквозь защитные барьеры личности. И если реальный статус и воображаемый расходится слишком сильно - то это порождает сильный дискомфорт и когнитивный диссонанс. Сильные люди при этом могут корректировать свою когнитивную модель, а слабые - искать утешения в том, что все вокруг враги и ничтожества, неспособные оценить его по достоинству. Или впадать в депрессию, потому что “бог меня оставил”. Или вступать в какие-то секты. где им дадут поддержку (но при этом отнимут все остальное :slight_smile:

Но это мы уже полезли в психологию, что находится несколько в стороне от темы даннй статьи, которая все таки про экономику…

Оригинал.


(Дмитрий) #5

Дмитриссд как-то написал годную вещь о слабых людях не способных контролировать свои хотелки.


( Дмитрий) #6

…жене отправил.


(Сергей) #7

Вот!


#8

Я хочу 2 системы иметь и много проводов кошерных


( Дмитрий) #9

Гедонизм и мещанство!


#10

Зато не педофил, блядун и пьяница


( Дмитрий) #11

Отличный способ себя успокоить, кстати. )))


#12

Вчера в час ночи в Химки ездил усилитель отвозить и ЦАП забирать. Припарковаться там уже естественно негде, стою на дороге посреди двора, жду. Подъезжает наряд мусоревичей. Выхожу к ним, говорю - подождите буквально минуту, пожалуйста, сейчас человек выйдет, из подъезда как раз выходит @lowal, передает мне небольшую сумку, второпях достаю из багажника другую, более увесистую, передаю ему. Через секунду сажусь в машину и быстро уезжаю. Не понимаю - почему они нас не повязали или хотя бы не проверили, что это за мутные люди посреди ночи совершают обмен, нет ли в сумках, например, взрывчатки или белого порошка. Даже не спросили ничего.


#13

Смотря откуда смотреть. Можно и наоборот - к сожалению, не писатель, ученый, художник, альпинист, музыкант, космонавт (подчеркните один или несколько вариантов)


(Сергей) #14

Как буд-то “О дивный новый мир” прочитал заново


( Дмитрий) #15

Ненене. В сочетании с т.н. кризисом среднего возраста такие мысли это гиблое дело.


#16

Замечательная книга, в десятке любимых точно. Удивительно как в 1931 году можно было ее написать, будто в будущее заглянул, не верится вообще.


(Дмитрий) #17

Orgy-porgy, Ford and fun,
Kiss the girls and make them One.
Boys at one with girls at peace;
Orgy-porgy gives release.


(стерео бармен) #18

Да по вам видно — аудиофилы.
Начнёте опять басами грузить.


#19

Экзистенциальный кризис у меня с двенадцати лет. Экзистенциальный кризис мой лучший друг. Я всегда знал, что впереди только холодная старость и смерть и всё суета и тлен. Даже все что можно написать на эту тему уже написали.

Крошечная точка посередине коричневатой полосы справа — Земля с расстояния 6 миллиардов километров.
image
Взгляните ещё раз на эту точку. Это здесь. Это наш дом. Это мы. Все, кого вы любите, все, кого вы знаете, все, о ком вы когда-либо слышали, все когда-либо существовавшие люди прожили свои жизни на ней. Множество наших наслаждений и страданий, тысячи самоуверенных религий, идеологий и экономических доктрин, каждый охотник и собиратель, каждый герой и трус, каждый созидатель и разрушитель цивилизаций, каждый король и крестьянин, каждая влюблённая пара, каждая мать и каждый отец, каждый способный ребёнок, изобретатель и путешественник, каждый преподаватель этики, каждый лживый политик, каждая «суперзвезда», каждый «величайший лидер», каждый святой и грешник в истории нашего вида жили здесь — на соринке, подвешенной в солнечном луче.

Земля — очень маленькая сцена на безбрежной космической арене. Подумайте о реках крови, пролитых всеми этими генералами и императорами, чтобы, в лучах славы и триумфа, они могли стать кратковременными хозяевами части песчинки. Подумайте о бесконечных жестокостях, совершаемых обитателями одного уголка этой точки над едва отличимыми обитателями другого уголка. О том, как часты меж ними разногласия, о том, как жаждут они убивать друг друга, о том, как горяча их ненависть.

Наше позёрство, наша воображаемая значимость, иллюзия о нашем привилегированном статусе во вселенной — все они пасуют перед этой точкой бледного света. Наша планета — лишь одинокая пылинка в окружающей космической тьме. В этой грандиозной пустоте нет ни намёка на то, что кто-то придёт нам на помощь, дабы спасти нас от нас же самих.

Земля — пока единственный известный мир, способный поддерживать жизнь. Нам больше некуда уйти — по крайней мере, в ближайшем будущем. Побывать — да. Поселиться — ещё нет. Нравится вам это или нет — Земля сейчас наш дом.

Говорят, астрономия прививает скромность и укрепляет характер. Наверное, нет лучшей демонстрации глупого человеческого зазнайства, чем эта отстранённая картина нашего крошечного мира. Мне кажется, она подчёркивает нашу ответственность, наш долг быть добрее друг к другу, хранить и лелеять бледно-голубую точку — наш единственный дом.


(Антон) #20

В современном обществе экономика без психологии представляет интерес только как набор теоретических моделей.