🌑 Акустика за 8000 рублей разрывает все — экономим на Audio Note, покупаем Snell, JPW, Heybrook


(Игорь) #1177

ПВА плюс немного воды, что бы быстро не схватывался.
Я где-то в ветке про АН акустику писал как тестил 3 клея на старых подвесах…


(Александр) #1178

Антон переклеивал сам на JPW, спроси у него.


(Дмитрий) #1179

(Алексей) #1180

Кто-то интересовался давно что внутри JPW, решил заглянуть

Google Photos

Google Photos


(стерео бармен) #1181

Это давно известно :wink:
Вифа вверху и внизу


(Алексей) #1182

Визуальное доказательство, что бы было)


(Александр) #1183

Такие же фото имеются. И кроссы :slight_smile:


(Александер) #1184

Вот и перевод видео подоспел, как обещал. Ошибки отловим по ходу, сообщайте.

Энди Сингер и Стив Гуттенберг вспоминают славные времена с Питером Снеллом. Snell Acoustics продолжала свое долгое существование и после смерти создателя. Теперь ее нет, но веб сайт по прежнему работает www.snellacoustics.com

СГ: Привет, это Стив Гуттенберг и я аудиофил. А этот парень Энди Сингер. Мы познакомились 40 лет назад. А теперь мы спустя 40 лет мы стали постарше и гораздо компетентнее в своих областях. Особенно для миллионов подписчиков.
ЭС: Я бы не был здесь если бы не 4 миллиона подписчиков.
СГ: Энди основал “Звук Сингера” в 1978г. В гостинной своей мамы. Думаю что это как классное начало истории,
ЭС: Точно. Действительно классно если бы ты был мной или моей мамой, но самое классное что мой отец нас пытался выгнать, а потом нас выгнали домовладельцы. Мне потом пришлось снимать угол - самая страшная вещь, которую мне приходилось делать в жизни на тот момент. И если бы я вообще что-то знал о бизнесе - никогда бы этого не сделал. Все бизнес книги, которые я прочел после этого говорили мне что я “пролетел”. В общем я “пролетал” 40 лет, зарабатывал много денег. Но это нормально, оно того стоило. Но знаешь, когда я думал о разговоре с тобой, разговоре о Питере Снелле, потому как он был одним из первых кого я упомянул в своих строках, а мы оба были его поклонниками. У нас обоих были улучшенные “А”, очень сильно нравились, отлично продавались (а стоили они тогда весьма дорого $1,750-1,800). И если подумать о том, что самый дорогой пред тех времен был Mark Levinson ML1 за $1,800. Для сравнения сейчас самый дорогой пред будет более $100,000.
Это были весьма дорогие АС, а продал он их довольно много потому как был довольно умным. А сами АС были очень хороши. Знаешь, Питер вместо того что бы заставить тебя поверить что в комнате нет стен, что делали все остальные разработчики и производители АС, сделал акустику которая работала в существующих реальных комнатах, хорошо когда в нескольких дюймах от задних стен. И это было восхитительно - ты мог получить примерно одинаковый звук в любой комнате, если ты соблюдал довольно простые правила их размещения. Точно. Но что было самым удивительным на мой взгляд, если ты открывал АС и заглядывал во внутрь. Она была изготовлена из недорогих материалов. Это не были дорогие АС из дорогих или дешевых материалов, но он их использовал так, что они отлично звучали. Это был труд, связанный с созданием щитов, перегородок, да и вообще корпуса были отменными. Это было что-то, что действительно классно получилось.
СГ: И ты знаешь, была одна вещь, он конечно подбирал и промерял характеристики динамиков, т.к. даже одинаковые звучали немного по разному. Потому он подстраивал каждый кроссовер под конкретную пару пищалок и басовиков. Из-за этого они звучали очень похоже с оригинальным прототипом модели.
ЭС: Повторяемость была чрезвычайно хорошей, и это было действительно очень важно, т.к. я не думаю что кто-то это делает в наши дни. Имею в виду подстройку кроссоверов. Даже если пара пищей не промерялась идентично, используя такую тонкость с кроссами на выходе все звучало идентично.
СГ: Каждый кроссовер был вручную настроен на каждый конкретный динамик, такое бы сейчас обошлось слишком дорого. Но он умудрялся делать это даже на самых недорогих моделях “К”!
ЭС: Я знаю что он это делал для всех моделей, потому что на мой взгляд это правильно. Думаю что так он и мыслил, будучи перфекционистом, верно? Ты знаешь, он был четко уверен в том, чего хотел достичь и как он этого хотел достичь. И в большинстве случаев оказывался прав.
Важным момент про разработчиков аудио 40 лет назад - они были двух типов: одни были настоящими инженерами, выходцами из больших научных лабораторий, армейских например, не слишком инновационными, следующими строгому научному пути и другие, как Питер Снелл, самоучками, в основном у них плохо все получалось, но у некоторых самородков, как Питер выходило просто замечательно. Однако, в то же время, для 40 летнего человека он был довольно наивным. К примеру, однажды мы обедали с Питером и его менеджером по продажам, его звали Дэвид Викхэм, в довольно хорошем итальянском ресторане. Недурно наелись, ему тоже очень все понравилось и я сказал ему, “Ты знаешь Питер, у них здесь самые лучшие канноли”. (Итальянский десерт с сыром риккота). Он посмотрел на меня и спросил “Так это были канноли?”
Несколько странно об этом думать, потому что он не был человеком, который вырос в курортном городке. Он вырос в Бар Харборе, его отец был ведущим ученым в США по рекомбинантной ДНК. В его ранние годы он хотел знать что такое Нобелевская премия. В общем, он вырос среди очень интеллигентных и довольно любознательных людей, но Питер не знал что такое канолли и это было удивительно. А как он выглядел… Волосы собраны сзади в хвостик, сильно бородатый, высокий и долговязый с широкими плечами. Я не знаю видел ли ты викингов, возможно и видел
СГ: У меня есть твоя фотография борющимся с Питером на полу. Ты в курсе про нее, да. Я ее вывешу как-нибудь
ЭС: Много лет мы были довольно хорошими друзьями. Мы всегда занимались с ним бизнесом,
СГ: Я даже помню интересную историю, что ты всегда его подкалывал про дешевые детали в кроссоверах. Почему ты не сделаешь референсную версию “А” с лучшими деталями?
ЭС: И как-то он приехал в своем фургоне со спец. парой “А” в которой свободно менялись кроссы. Обычный для этой модели и другой, с самыми дорогими деталями и он сказал “я буду менять их туда-сюда, те обычные которые ты слышал и топовые, которые добавляли к цене еще $1,000 (при стоимости АС в $2,000)”. И что же мы выяснили? Они звучали одинаково.
СГ: Да, это не удивляет, а удивляет факт что ты так и не перестал его подкалывать на эту тему.
ЭС: Точно, я был той еще занозой в заднице, когда я приходил к Питеру и говорил, несмотря на то что его творения были очень хороши, о том что он мог сделать их еще лучше. Но я думаю то что он разрабатывал строилось вокруг идеи о том, что конечный продукт не должен быть полностью идеален. То как он использовал идеи или чем они были на самом деле
СГ: Помнишь эти $5 твитеры, и он говорил что они гораздо лучше более дорогих.
ЭС: И это работало, особенно с этими маленькими волноводами, удивительный человек, давай скажем честно. Он сделал АС типа “Е” которые ты мог купить с разными типами серебрянкой проводки, как у Audio Note за $10,000 или около того, но в 1985м они продавались по $995. Вообще это были те же самые АС.
СГ: Я не думаю что Питер Квотруп будет отрицать факт что это те же самые “Е”
ЭС: Нет, просто он делает их с лучшими деталями, хотя как говорилось выше это не имеет большого значения. Точнее в этом нет никакой необходимости.
СГ: Да, это было смешно.
ЭС: Другую вещь, которую я хотел бы упомянуть, помнишь Снэл тип 1? Потому как все остальные модели были с буквами, а это с цифрой 1. И это были самые необычные АС которые я когда-либо продавал. И знаешь почему? Потому что обычно мы считаем что твитер - это высокочастотный излучатель, который должен быть на уровне ушей. А Питер сказал “нет, это не очень хорошая идея”. А если подумать об этом сейчас
СГ: Это были ВЧ, отражавшиеся от пола
ЭС: Совершенно верно. Он сказал “наибольшая проблема которую мы имеем на ВЧ это шум от пола, так почему бы не заставить пол работать на нас?” и он построил этот громкоговоритель в форме трапеции.
СГ: Мы называем это рампой
ЭС: Рампой. Это была рампа со скосом вниз, и в самом низу справа, примерно на 3х дюймов высоты был твитер и вся эта жуткая конструкция еще и звучала. Но как эта штука могла работать? А работала она очень и очень хорошо.
СГ: Я даже наверное помню ночь, когда он их притащил. Мы должны были поехать поужинать, но мы так никуда и не поехали. “Давай еще послушаем этот трэк”. Мы поставили Pink Floyd “The Wall”, там где запись вертолета и это было просто обалденно. Мы можем сказать обалденно почти про все что он делал.
ЭС: Про таких говорят “вне своего времени”
СГ: Он был просто одержим тем, чем занимался. Он даже не планировал зарабатывать на этом кучу денег, вместо этого хотел создать что-то великое, что-то что никто до него не делал
ЭС: Используя слово “одержим” к Питеру было трудным, потому что он предпочитал тишину. И был в нем кое-какой аспект, что то вроде “я знаю это лучше других, так что оставьте меня в покое”. Но показывал это очень правильно, без обид. И он был прав.
СГ: Да, но кроме того момента, когда мы увидели первую партию “тип 1”. Рынок к ним охладел, потому как никто их так и не полюбил. И его реакция на провал “типа 1” была тип “Е”. Он сказал “я сделаю АС в виде самого примитивно выглядящего ящика, который ты только можешь сделать”
ЭС: Что не было изначальной идеей. Мы ему не говорили сделать самый обычный ящик. Мы просто сказали “сделай АС из которой не торчит чертова рампа”. И он сделал.
Это оказалось самой успешной АС начального уровня, которую я когда-либо знал и я хотел что бы они все еще были в продаже сегодня. Они были чертовски хороши во всех отношениях. Но самой удивительной вещью, а он умер в 1984м, была память как именно он умер. А было это так. Я сидел на переговорах, на фабрике, с двумя другими людьми. Он разговаривал с ними, и как описал его менеджер по продажам, потом поднял глаза вверх как бы за вдохновением и тут же скорчился на полу. Умер мгновенно в возрасте 38 лет. Но он казался, если взглянуть на него, здоров как лошадь. Силен как топор, если ты меня спросишь - выглядел как здоровый бейсбольный пинчер. Ну, чисто физически, хотя я не помню что бы он когда-либо бросал мяч. И есть в этом что то, я имею в виду смерть молодым, что ты никогда не “пролетишь”, останешься молодым навечно, особенно когда уходишь в самом расцвете. Вечно молодым.
СГ: Думаю на этом мы и закончим, спасибо тебе Энди. Это Стив Гутенберг и Энди Сингер, спасибо за просмотр, увидимся в другой раз


(стерео бармен) #1185

Напомнило Алана Шо из Harbeth

Хорошо, я работаю полностью самостоятельно. Мне кажется, что это огромная ошибка для дизайнера акустики работать в команде. Потому что люди обычно хотят быть полезными. Но проблема в том, что от разных людей будет разные отзывы. И ты сидишь посередине всего этого Они пытаются помочь. Хотят как лучше. Один, например – там нужно больше баса, а второй еще что-нибудь. А ты сидишь посреди всего этого и мечешься. То туда, то сюда. И все это кончается компромиссом. Я не могу так работать. Я закрываюсь подальше в старом, английском амбаре 15 века. И работаю там месяцами. И потом говорю своим ребятам. Вот акустическая система, а вот здесь чертеж. Вот это надо сделать. Так что я нему полную личную ответственность за процесс разработки.


(стерео бармен) #1186

Вот она так выглядит Snell Type 1


(Сергей) #1187

Ну да, это продать не просто. :grimacing:


(Radoslav) #1188

В тур их!


#1189

Вот их тест в журнале



(Александер) #1190

28 Октября 2016г.

Heybrook HB2

“Я основал Heybrook вместе с моим другом Стюартом Ми, потому что мы оба поняли что любим небольшие АС в широкой полосой пропускания
и как не странно - таких в то время не наблюдалось”, говорит Питер Комю. Это были поздние семидесятые и он (Стюарт) с десяток лет уже продавал
хай-фай железки, ну и даже писал обзоры для журналов. Мало кто знал рынок АС лучше него. Сам же он жил с парой Celestion Ditton 15s, которые
мы считали хорошими, но не замечательными, замену которым и искали.

“Он пришел в магазин, которым я руководил в одно время, за другими АС, но я так и не смог предложить ничего близкого в его бюджете или размере”,
вспоминает Комю. “Иногда, когда задружбанишься с кем-нибудь, возникают совместные мозговые волны, направленные на создание чего-либо” Видя что он так ничего и не купил и я ему не мог ничего посоветовать, мы подумали - почему бы не смастерить чего-нибудь, раз это нужно нам то возможно и будет востребовано на рынке?"

После этого случая, в 1978м была создана Heybrook, названая по имени красивого залива в Плимуте, где она и располагалась. Брэнд назвали Mecom Acoustics
(имя составленное из фамилий основателей) и Питер начал разработку HB2, которая была готова на следующий год для ничего не подозревающегося мира. “Это был довольно успешный опыт для компании, мы продолжали производство боле десяти лет. Это был действительно знаковый продукт, который задал наш курс”, вспоминает Питер. Конечно же это вызвало много удивленных взглядов. Heybrook присоединился к авангарду новой волны ловких Британский хай-фай компаний, появляющихся в то время - от A&R Cambridge и Myst до Nytech и Rega. Некоторые стали в последствие состоявшимися брэндами, некоторые вскоре исчезли…

Когда HB2 была представлена в 1979м, в продаже не было никакого недостатка в Британских АС. Celestion, KEF, Tannoy и Wharfendale были в больших количествах - часто внешне красивые и/или больших размеров за свои деньги. Уникальность же наших Heybrook была в звуке, что-то над чем Комю корпел два года интенсивных прослушиваний и измерений. По правде говоря, дизайнеры той эры предпочитали именно измерения, очень немногие могли позволить столь длительную прослушку и даже отбрасывали ее. Семидесятые были по правде своей эмпирическим временем - от вертушечных коэффицентов детонации до АЧХ акустики, все решали цифры. В те дни некоторые считали что индивидуальная прослушка была чем-то вроде индульгенции…

“HB2 были набором элементов”, вспоминает Комю. “У нас был корпус из 15мм ДСП который был демпфирован 7мм битумными пластинами. Так же были отличные динамики Audax, включая их 6” мидбас и классический 25мм купольный высокочастотник. Разработка кроссовера заняла около полутора лет, в основном множественными прослушками, немного измерений, ну и интересным моментом стал вывод порта ФИ назад. Я не знаю было ли это сделано до нас, но если и было то точно не в АС такого типа. И это был отлично продуманный порт, который дал нам необходимую частоту внизу диапазона. Я думаю что это был очень тщательный и продуманный дизайн с чертовски огромным количеством прослушек. Более дешевая акустика просто не могла себе позволить такое количество вложенных усилий, думаю это и было главной фишкой…"

Не особо потчуя на лаврах, Ми и Комю представили HB3. Объявленные как бескомпромиссные акустические системы, они были выпущены в 1981м как 3х полосный ЗЯ, справляющийся со 100Вт RMS на канал. Для сравнения, у HB2 было всего 60Вт. Они давали лучшие показатели чувствительности в 88дБ/Вт/1м, которые по сегодняшним стандартам довольно средненькие. Были сделаны уже из 18мм ДСП со шпоном, битумное звукопоглощение внутри тоже возросло до 10мм. “Нам не нравился звук MDF”, говорит Комю. “Я предпочитал звук дерева и предпочитаю его до сих пор. Дерево было сильно задемпфировано битумом, так мы контролировали внутренние резонансы и понижали их частоту. Я никогда не проверял техническую сторону этого вопроса, но думаю это немного подкрашивало басс, но так было лучше. Хуже точно не было и возможно немного добавляло ему мощности.”

Он поясняет. “Если ты измеряешь обе (оси?), если проводишь правильные измерения, сначала ты смотришь на резонансы панели, МДФ имеет много острых Q пиков, которые дают середине характерную гнусавость, которой ДСП просто не имеет, потому что это не однородный материал. ДСП это бутерброд с двумя плотными деревянными пластинами сверху и снизу и рыхлым материало внутри. Именно по этому через ДСП корпус звук просто не проникает, ему тяжело пробить рыхлый материал. Он не пористый. А вот МДФ пористый от начала до конца, и когда звук попадает на его Q резонансы, получается практически окно наружу. Ты просто слышишь середину, которая дребезжит и проходит через стенки корпуса. Через МДФ много звука задерживается, получается много отстающих частотных резонансов.”

Топовая HB3 была внушительной по объему работ и получила множественную похвалу, но Комю отдалялся от своей мечты сделать отличную и доступную АС. “HB2 начала жизнь с ценника в £130 за пару, но быстро подорожала до £200, потому что как только мы пересчитали стоимость производства, стали привлекать интернациональных дистрибьюторов, поняли настоящие цифры. При стоимости £200 в 1983м мы поняли что отдалились от намеченного - сделать доступную пару в районе £100, так родилась HB1.”

“Мы провели некоторые разработки для HB3, которая вышла в 1981м, по поводу использования их у стен - исходя из исследований, проведенных в США по использованию комнаты как расширения корпуса АС. Так как мы плотно работали над HB3 с ее ЗЯ, который использовал заднюю стену как способ по усилению баса, что ты в общем-то и ждешь от ЗЯ… в общем я продолжил эту идею для HB1. Она так же была ЗЯ, мы выбрали 8” динамик VIFA и спарили его с их 25мм высокочастотником с пластиковым куполом. В общем, передняя стенка корпуса была довольно широкой по сравнению с сегодняшними АС. Но в те дни это был все равно довольно небольших размеров ящик…"

В отличие от HB2, которая имела очень сложный кроссовер, Комю очень напряженно работал с измерительными лабораториями и проводил прослушивания с целью насколько сильно можно упростить кроссовер без сильной потери качества звука. “Так у HB1 появился кроссовер первого порядка для твиттера и довольно простой второго порядка для мидбаса. Но оба были очень точно согласованы по АЧХ: не по электрическим параметрам, а по акустическим. В частности, переходной диапазон. Я действительно тяжело работал над тем, что бы сделать переход как можно плавнее. В большинстве АС того времени, в особенности в 3х полосных, ты мог вслушиваться в работу каждого динамика по отдельности. Это было не правильным. Это было одной из вещей, которую я успешно сделал сначала в HB3, а потом и в HB1 - точно согласовал переходные диапазоны середины что бы передать настоящее качество вокала и новые детали в инструментах на средних частотах.”

HB2 были акустикой, которая сделала имя Heybrook, восхитившая мир, который не ждал что довольно недорогой продукт местного рынка может звучать так хорошо. HB3 собрал много важных признаний и звучал отменно, рынок хай-энда держался до последнего, но тоже треснул под напором маркетинговых сил Heybrook потому как большие парни замкнулись в себе. Но HB1 были тем, с чем у Heybrook получилось занять свою нишу; рынок бюджетных полочников был более открыт и гибок, была возможность его хорошенько и быстро порясти. Комю отмечает, “да, у них был притягательный звук, это сильно помогало при демонстрации в магазинах - он либо нравился сразу, либо его ненавидели; покупатели либо западали на него сразу, либо шли дальше. По АЧХ не было сильных акцентов, мерялись они хорошо. У них была потрясающая середина, которая выделяла их на фоне конкурентов.”

HB1 по настоящему взлетели, выиграв премию журнала “What Hi-Fi?” как лучшая акустика в 1983, 1984 и 1985 - не так-то много продуктов могли таким похвастаться 3 года подряд. “И это сильно помогло компании, мы перенесли фабрику, однажды доля HB1 на рынке была около 15% всех АС дешевле £200 - это было что-то с чем-то! Я не вспомню насколько мы увеличили персонал, но мы расширялись довольно быстро в то время, до ~25и человек. Мы покупали корпуса, которые производила для нас компания по производству кухонной мебели в Корнволе. У нас с ними были довольно тесные взаимоотношения, что значило что они делали все что мы хотели, любого качества и были совсем недалеко от нас, что сильно все упрощало. А головы заказывали в Скандинавии.”

“Когда серьезно столкнешься с вопросом, понимаешь что разработка акустики гораздо более сложная, чем ты можешь себе представить. Думаю многие люди начинают думать ‘о, это довольно просто, справлюсь за несколько месяцев’, но этого не происходит. Комбинация электроники и механики, что бы заставить электрический сигнал толкать воздух феноменально сложная”, говорит Питер. Именно потому разработка HB2 заняла так много времени. Серьезно, послушайте эту АС, вы сами все услышите…

HB2 звучит совсем не так, как то что продается чегодня - в хорошем и плохом смысле. Она обладает теплым и мягким звуком с шелковыми ВЧ и полными НЧ, с небольшим басовым окрасом. Середина удивительно лирическая и музыка льется вокруг, соблазняя тебя. Но в это же время обладает черезвычайной точностью современных АС среднего ценового диапазона, но не строит сцену так точно. Тебе точно понравится ее очаровательный и подробный способ подавать музыку; на менее энергичных жанрах вроде блюза или джаза эта АС просто грандиозна. Так же HB2 задорно воспроизводят рок, классика в их интерпретации прозрачна и эмоциональна. HB2 звучат простовато, но при этом удивительно музыкальны, цепляя своей легкостью и наполненностью, на которые способна редко какая современная акустика.

Heybrook HB2 являются одним из старых Британских хай-фай сокровищ прошлого. Выглядя как типичная АС семидесятых, по правде говоря ее дизайнерские наработки не являются последним вздохом прошлого, а рождением современных систем. Не смотря на широкую лицевую панель (с этим в плане звука как раз все в порядке, это просто визуальный образ), это очень граммотно сделаная двухполоска. Когда наступили восьмидесятые - от Celestion SL6 до Epos ES14 - мы видели больше и больше подобных конструкций. Огромное количество прослушиваний и доработок были потрачены на то, что бы добиться отличного звука, вместо маркетинговых ужимок. Это была среднеразмерная АС, которая звучала лучше чем многие взрослые модели, возвещая эру минимизации корпусов. Созданная после HB3 была просто шикарна, но не такой модной и точно вне своего времени, но она побудила создать HB1, которая в свое время правила рынком бюджетных полочников и была настоящим кусочком недорогой эзотерики. Все три АС и сейчас будут отличной покупкой, но именно HB2 останется настоящей иконой.


(Radoslav) #1191

Спасибо, @CCCiP, большое дело делаешь.


(стерео бармен) #1192

Вспоминается кое-какая история свежая.